Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Две книги: Питерсон и Пинкер

Я за праздники прочитал книгу Джордана Питерсона 12 Rules for Life: An Antidote to Chaos. Книги пока нет в переводе (МИФ, вы уже купили права?), и я могу порекомендовать её только тем, что читает на английском. Я рекомендую её, хотя я далеко не со всем там согласен. Книга, как видно из названия, про что-то вроде смысла жизни. Но мне кажется, эта книга — отличный пример нахождения какой-то совершенно новой политической позиции в забитом политическими позициями мире.

Как YouTube-личность, Питерсон успел снискать себе неоднозначную репутацию, потому что его очень любят цитировать альт-правые. Они любят его потому что он, конечно, правый, что бы он сам про себя не говорил. Он также альт — но он альт в совершенно другом смысле, который, они, кажется, даже не способны понять. В отличие от Трампа, для Питерсона важна правда. На самом деле, это одно из его 12 правил — «говори правду, или, хотя бы, не ври».

Не все, что он пишет — правда. Он человек и может ошибаться. Но, похоже, его реально беспокоит вопрос «правда ли то, что я пишу?» Далеко не все могут похвастаться этим, а уж среди альт-правых таких вообще абсолютное меньшинство. Питерсон — бывший профессор Гарварда, сейчас он преподает где-то у себя на родине, в Канаде и, конечно, он ученый. Но только во вторую очередь.

В первую очередь он романтик. Мне кажется, ты вообще не можешь формулировать правила, если ты не романтик. Если ты прагматик, ты думаешь в терминах конкретных действий и последствий, а не в терминах общих правил. Питерсон — про правила. Он романтик еще и потому, что его представления о человеческой природе базируются в первую очередь на художественной и религиозной литературе. Только во вторую очередь — на данных. Данные он не игнорирует, но если будет неоднозначность, он не останется в этой неоднозначности, она ему некомфортна. Он примет ту сторону, которая ближе ему политически. А политически он за ясность, за порядок.

Это именно то, что позволяет ему говорить с такой завораживающей уверенностью. Ученые сомневаются. Прогресс зависит от сомнений. Для Питерсона важнее ясность. В его иерархии ценностей утилитарный разум, мышление занимает подчиненное положение по отношению к тому, что он называет noticing (замечание, отмечание, внимание). Тем самым, он оказывается на стороне на стороне гуманитариев и мистиков. Это, на мой взгляд, и есть самая сильная и самая слабая его сторона.

***

Сразу за Питерсоном я послушал другую книгу, которая книге Питерсона противоречит. И это так здорово, слушать другую точку зрения! Не потому, что мне не нравилась точка зрения Питерсона. Наоборот, потому что она мне нравится! Похоже, точно также, как Питерсону некомфортны сомнения, мне некомфортна уверенность. «Ищите простоту и потом не доверяйте ей», говорил Альфред Норт Уайтхед.

Вторая книга — книга Стивена Пинкера, действующего профессора Гарварда, и она называется Enlightenment Now! (МИФ, вы уже купили права?), т.е. «Просвещение сейчас!» Если вы прочитаете описание, то можно подумать, что это просто еще одна книжка в длинном ряду книг о том, как жизнь становится невероятно лучше.

Как становится меньше болезней, бедности, преступности, войн — не везде, конечно, но на большей части планеты. Таких книг реально уже много, включая книгу самого Пинкера The Better Angels of Our Nature. И это была бы просто еще одна одна книжка — если бы он не добавил в нее главу про моральную философию, где хорошо видно, что Пинкер и Питерсон находятся по разные стороны баррикад.

Питерсон сфокусирован на человеке, а значит — он пессимист. Для Питерсона жизнь становится хуже, потому что человеческая жизнь — страдание, а впереди — угасание и смерть. От страданий Питерсона не спасает разум (и это правда, он далеко не всегда спасает), его спасает noticing. Если можно придумать лекарство от болезни — придумай, но только ты же не специалист в биотехнологиях. А раз так — нечего и думать. Принимай то, что есть и делай то, что должен согласно 12 правилам. Вот, если грубо, философия Питерсона. Разум для Питерсона локально утилитарен, это такая, знаете, смекалка. Мудрость, конечно, не в разуме. Мудрость — в познании человеческой природы, которая для него, похоже, вечна и неизменна.

Пинкер же сфокусирован сфокусирован не на конкретном человеке, а на человечестве. Поэтому он оптимист. Для Пинкера жизнь непрерывно становится лучше. Для Пинкера разум — единственная надежда на вечную жизнь. Может быть не конкретного человека, но человечества.

Питерсон верит в Бога, хотя и как-то по-своему. Он считает считает свои ценности пост-христианскими. Пинкер — не верит и считает ценности гуманизма над-религиозными. По Питерсону у нас есть природная склонность к религии, а значит… что же делать? По Пинкеру у нас есть природная уязвимость к религии, примерно такая же, как уязвимость к карточным фокусам. Ее просто надо осмыслить.

Как и Питерсон, Пинкер очень старается не занимать никакой политической позиции и получается у него это намного лучше. Слово «политика» для него означает «плохое принятие решений». Это давний тренд в науке, но сейчас он проникает и в высокотехнологичный бизнес. Движение против политики, офисной — и вообще любой. Стремление построить меритократию. Стремление принимать решения не на базе родства, лояльности, не на «эмоциональном интеллекте», не на харизме, а, на данных и ценностях, которые можно было бы назвать «общечеловеческими». Смесь консеквенциализма и этики добродетели. Не правила. Не деонтология.

Вполне возможно, что в знаменитых дебатах про прогресс (https://www.munkdebates.com/The-Debates/Progress) между Пинкером плюс Ридли (автор книги «Рациональный оптимист») с одной стороны и Гладвеллом плюс Де Боттоном с другой стороны, Питерсон оказался бы на стороне противников прогресса, несмотря на гарвардское прошлое. Прогресс — это хаос, дестабилизация. Питерсон скорее против хаоса.

Для Пинкера все наоборот. Для него хаос — это благо, потому что хаос — это временная дестабилизация и она ведет к еще большему порядку. Для него разум не только утилитарен, он еще и морален. Мы должны быть умны не потому, что это помогает нам строить мосты, а потому, что это помогает нам видеть себя в длинном эволюционном ряду от Человека Разумного к Человеку Более Разумному, в путешествии из тени в свет.

Да, разум не спасает в сильных неприятностях и если лекарства нет — вы его не придумаете за 3 дня. Будьте разумны все равно. Любые правила несовершенны, просчитывайте последствия. Да, ты не фармаколог, но если каждый из нас на своем посту будет более разумен, мы — как человечество — быстрее окажемся в ситуации, когда лекарство придумано. Да, рациональные аргументы не всегда работают на глупых, упрямых, импульсивных, эмоциональных людей. Приводите рациональные аргументы все равно. Не опускайтесь до манипуляций. Да, бывают ситуации, когда от религии больше пользы, чем он лекарств. Будущее все равно за лекарствами. Работайте на будущее.

Позиция Пинкера — это, простите меня за вольную метафору, как Apple, которая выкидывает из своих продуктов стареющие технологии: дискету, CD, USB 2.0 — раньше, чем они успели устареть для многих людей. Позиция Питерсона — это Microsoft, который постоянно тащит за собой шлейф обратной совместимости, поддерживая технологии, которым сто лет в обед.

«Моральная арка прогресса длинна, но она склоняется к рациональности» — если позволите мне парафраз из Мартина Лютера Кинга. Я уже сталкивался с этой позицией ранее — хотя и не в настолько ясном и развернутом виде. Я не был убежден, что готов полностью принять её. Я и сейчас не убежден до конца. Пожалуй, именно это отсутствие убежденности лучше всего меня в нее и помещает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments