grail in the darkness (poster edit)

Про меня

Update: Есть также фейсбук и телеграм.

Здравствуйте. Меня зовут Алексей Каптерев, я разбираюсь в презентациях. В основном я работаю как корпоративный тренер, но еще у меня есть курс «Визуальные коммуникации» в Высшей школе бизнеса МГУ им.Ломоносова и время от времени я веду лекции и мастер-классы в разных других местах.

Мою книгу о презентациях (на английском) можно купить на Amazon.com. На русском она теперь тоже есть.

Есть еще одна небольшая совсем книжечка о презентациях «Точка контакта», ее можно купить тут.

Здесь я пишу я в основном на темы презентаций и публичных выступлений (тэг: presentations), личного развития (тэг: personal development), а также о танце и прочих телесных дисциплинах (тэг: somatics). Вообще, тэгов немного, попробуйте сориентироваться по ним. Если вы хотите больше узнать обо мне, сходите на «официальный сайт».

Избранные посты:

FAQ о книге
Мой подход к презентациям
Лекция о слайдах в ГУ ВШЭ (около часа видео)
Лекция о презентациях в ГУ ВШЭ (часа полтора видео)
Список рекомендованной литературы по презентациям
Интервью с Нэси Дуарте
Презентации, которые что-то изменили
Правило 7-38-55
Что такое хорошо и что такое плохо в рекламе
Пособие по просветлению для тех, кто его не хочет
Не-предпринимательство

Техническое:

Если вы хотите, чтобы я вас зафрендил, напишите сюда
По поводу «пиара»

Ссылки:

Официальный сайт
Фейсбук
Твиттер
SlideShare
photo

Неизбежные вопросы

Первый абзац «Братьев Карамазовых» выглядит так:

«Начиная жизнеописание героя моего, Алексея Федоровича Карамазова, нахожусь в некотором недоумении. А именно: хотя я и называю Алексея Федоровича моим героем, но, однако, сам знаю, что человек он отнюдь не великий, а посему и предвижу неизбежные вопросы вроде таковых: чем же замечателен ваш Алексей Федорович, что вы выбрали его своим героем? Что сделал он такого? Кому и чем известен? Почему я, читатель, должен тратить время на изучение фактов его жизни?»

Великий Достоевский сомневается, что про его героя будет интересно читать и восхитительные вопросы себе предвидит. Нам всем я желаю такого «недоумения».

photo

Классическая литература

— Что это за книга?
— По коммуникациям.
— По коммуникациям… в каком контексте?
— Сложно сказать. Она была написана еще до того, как были придуманы контексты.

Решил заполнить зияющие пробелы в моем классическом образовании, прочитав «Оратора» Цицерона и «Гуй Гу Цзы». Про Цицерона, наверное, все слышали, а второе — это китайский трактат, написанный неизвестно кем и неизвестно когда, но безмерно классический и уважаемый. Диалог выше — про него. Если Цицерон фокусируется на судебных речах, то Гуй Гу Цзы — он просто в целом, про жизнь.

У меня нет особого пиитета перед классической литературой. Процентов на 40, конечно, это сборники капитанских цитат. Никакой реакции кроме «Спасибо, кэп» на фразу «Слова должны соответствовать тому, что происходит в действительности» у меня не возникает. Еще процентов 40 текста — это фразы типа «не следует совершенно отбрасывать и спондей, хотя он кажется тупым и медлительным от того, что состоит из двух долгих: в нем все же есть некоторая твердость поступи, не чуждая достоинства, особенно в отрезках и членах, где тяжеловесностью и медлительностью он возмещает малочисленность стоп». Шо-а? Да, в сумме процентов 80 — это пыльная вчерашка.

Однако, оставшиеся 20% кажутся мне очень актуальными. И я подумал, что сборник капитанских цитат — это на самом деле не такой уж и плохой жанр, потому что когда люди продалбывают что-то, они часто продалбывают какие-то абсолютно очевидные, базовые вещи.

Чтобы далеко не ходить, вот какие вещи из Цицерона продалбывают люди вокруг меня:

«Оттого никто и не обладает истинным и совершенным красноречием, что наука о вещах существует сама по себе, наука о речах – сама по себе, и люди у одних наставников учатся мыслить, у других говорить».

Простите меня, но проблема большинства ораторов в том, что они просто глупые. Им не хватает критического мышления чтобы видеть очевидные проблемы в собственной аргументации.

«Самое трудное во всяком деле — это выразить, что представляет собою тот образ лучшего, который у греков называется χαρακτήρ, ибо один считает лучшим одно, другой другое».

Да, это тоже большая проблема. Нельзя оценивать всех спикеров по одним и тем же критериям. Есть разные контексты, люди успешные в одних контекстах могут совершенно проваливаться в других.

Да, господи, просто на названия глав посмотрите:

«4. Оратор должен обладать философским образованием». ДА!!!
«5. Оратор должен владеть тремя стилями речи». Четырьмя — Цицерон уносит философский диалог в отдельный жанр, но с поправкой на это — ДА!!!
«6. Нельзя замыкаться в одном стиле». Да.

Короче, прекрасный жанр это — сборник капитанских цитат. Может быть я не рекомендую это в качестве первой книги, но в какой-то момент полезно почитать. Много чего поменялось с тех времен — но что-то осталось тем же. Возможно именно это — Вечная Природа Человека. Может и нет, впрочем. В конце концов, всего-то 2000 лет прошло.

P.S. Один знающий человек рассказывал, что раньше в Китае были школы, где в качестве экзамена людей сажали в яму и ставили наверх охранника. Выпускали студента из ямы только после того, как он смог словами довести охранника до слез. Вот это я понимаю, это настоящий хардкор. Сейчас таких практиков не осталось.

photo

Про сходства и отличия

Я сейчас много читаю про всякую межкультурную и межгендерную коммуникацию — и наблюдаю очень забавный контраст между популярным и научным знанием в этих областях. Популярное знание выглядит примерно так: женщины с Венеры, мужчины — с Марса. Евреи из рая — арабы из ада (или наоборот, в зависимости от позиции автора).

Научное знание выглядит так: вообще-то больших отличий между этими двумя группами нет. Дальше идет примерно такой диалог:
— Между черными и белыми нет больших различий.
— Что-а?!
— Нету. Какой параметр не возьми, больше общего, чем отличий.
— Да это ерунда какая-то! Я же знаю что черные совершенно другие!
— Узбагойтесь. Они такие же люди. Нету больших отличий.
— Не верю! Вот давеча один белый что-то там бла-бла-бла, да разве черный мог такое сделать?

Почему популярные книжки и общественные стереотипы вызывают у многих людей такое глубокое чувство согласия? Какая правда в них есть?

Правда в том, что про про согласие не интересно читать и слушать. Там где все хорошо — нет пространства для популярного автора. Популярный автор пишет про конфликты, а значит — про различия. Да, пересечений много, но самые интересные вещи происходят там, где пересечений нет. Пусть таких мест меньшинство, пусть их даже почти нет. Это не важно. Если есть хоть чуть-чуть — люди будут париться, а значит, будут читать и пересказывать друг другу.

img-alternative-text
photo

Рецензия на выступление Erica Stone

Выступление: https://www.ted.com/talks/erica_stone_academic_research_is_publicly_funded_why_isn_t_it_publicly_available

Это практика рецензирования. Лучше сначала посмотреть выступление и сформулировать какое-то свое мнение — а потом прочитать рецензию. Свои рецензии или ссылки на них можно постить в комментариях.

Read more...Collapse )

photo

Машина правды

Очень жаль, что Алиса (или Siri, не принципиально) в ответ на прямые вопросы типа «Существует ли антропогенное глобальное потепление» посылает вас в поиск, а не отвечает что-нибудь вроде «да, 95% климатологов именно так и считают». Сколько споров кухонных споров можно было бы разрешить мгновенно.

Ок, ок, спор бы не решился. Просто мы бы скипнули кучу промежуточных аргументов и сразу перешли бы к обсуждению глобального заговора. Там в конце всегда глобальный заговор, в таких спорах.

photo

Фрагментация и глубина

Коммуникация фрагментируется. Мы перешли от длинных писем к коротким, а потом от писем к сообщениям в мессенджерах. От 1.5-часовых лекций в универе к 6-минутным отрезкам на Курсере. Дизайн не для чтения, а для сканирования. Не 10 слайдов на 25 минут, а, предположим, 100. Кажется много, но поскольку слайды очень короткие, никто не жалуется.

Почему так: потому что в монологе очень легко уйти не туда и частая обратная связь позволяет лучше поддерживать контакт. Проблема, однако в том, что это плохо влияет на глубину, мы проходим верхушками. Мы теряем большую картину. Трубно представить глубокий аргумент в мессенджере и, пожалуй, даже в статье. Нужна книга.

Можно ли вернуться в мир длинных форматов и если да — как? Можно ли поддерживать непрерывный контакт и, вместе с этим, иметь глубокий разговор больше чем с одним человеком? Если да — как?

photo

Рецензия на выступление Benedetta Berti на TED

Выступление: https://www.ted.com/talks/benedetta_berti_the_surprising_way_groups_like_isis_stay_in_power

Это практика рецензирования. Лучше сначала посмотреть выступление и сформулировать какое-то свое мнение — а потом прочитать рецензию. Свои рецензии или ссылки на них можно постить в комментариях.

Read more...Collapse )
photo

Раскраски для взрослых

Новый альбом Монеточки — лучшее, что случилось с российской музыкой за последние несколько лет.

P.S. Конечно, к музыке как таковой это имеет мало отношения, когда я пишу «музыка», я не имею в виду... Музыка.

P.P.S. Давайте скажем так: к музыке новый альбом Монеточки имеет столько же отношения, сколько БГ (без Курехина). То есть это не музыка, это социальная критика, положенная на какую-то не особо отвратительну.ю мелодию. Так уж вышло, что именно это в России называют музыкой.

P.P.P.S. Но с другой стороны, после Баха вообще непонятно, зачем музыку писать: вся музыка-то уже написана.

photo

Рецензия на выступление Lara Setrakian на TED

Это практика рецензирования. Лучше сначала посмотреть выступление, сформулировать какое-то свое мнение — а потом прочитать рецензию. Свои рецензии или ссылки на них можно постить в комментариях.

Выступление: https://www.ted.com/speakers/lara_setrakian

Read more...Collapse )

photo

Рецензия на выступление Edsel Salvaña на TED

Выступление: https://www.ted.com/talks/edsel_salvana_the_dangerous_evolution_of_hiv

Это практика рецензирования. Лучше сначала посмотреть выступление, сформулировать какое-то свое мнение — а потом прочитать рецензию. Это такая практика. Свои рецензии или ссылки на них можно постить в комментариях.

Read more...Collapse )

photo

Дебаты про политкорректность

Если вы еще не посмотрели новые Munk Debates про политкорректность, гляньте. Там с одной стороны Стивен Фрай и Джордан Питерсон (скажите, вау?!), а другой — совершенно неизвестные мне женщина-журналист и черный пастор.

Кажется, что Фрай и Питерсон должны размазать оппонентов по стенке, но этого не произошло. То есть они, конечно, победили — но и в половину не так убедительно, как я ожидал. Пастор большой молодец, надо это признать. Мне лично он не нравится, но у него, определенно, есть своя аудитория.

Две проблемы с этими дебатами: во-первых, сторона белых мужчин явно сильнее (какая ирония). Во-вторых, непонятно, что стороны понимают под словом «политкорректность». Хорошо было бы в начале договориться о терминах. В остальном — очень интересно.

https://www.munkdebates.com/The-Debates/Political-Correctness

photo

Две книги: Питерсон и Пинкер

Я за праздники прочитал книгу Джордана Питерсона 12 Rules for Life: An Antidote to Chaos. Книги пока нет в переводе (МИФ, вы уже купили права?), и я могу порекомендовать её только тем, что читает на английском. Я рекомендую её, хотя я далеко не со всем там согласен. Книга, как видно из названия, про что-то вроде смысла жизни. Но мне кажется, эта книга — отличный пример нахождения какой-то совершенно новой политической позиции в забитом политическими позициями мире.

Как YouTube-личность, Питерсон успел снискать себе неоднозначную репутацию, потому что его очень любят цитировать альт-правые. Они любят его потому что он, конечно, правый, что бы он сам про себя не говорил. Он также альт — но он альт в совершенно другом смысле, который, они, кажется, даже не способны понять. В отличие от Трампа, для Питерсона важна правда. На самом деле, это одно из его 12 правил — «говори правду, или, хотя бы, не ври».

Не все, что он пишет — правда. Он человек и может ошибаться. Но, похоже, его реально беспокоит вопрос «правда ли то, что я пишу?» Далеко не все могут похвастаться этим, а уж среди альт-правых таких вообще абсолютное меньшинство. Питерсон — бывший профессор Гарварда, сейчас он преподает где-то у себя на родине, в Канаде и, конечно, он ученый. Но только во вторую очередь.

В первую очередь он романтик. Мне кажется, ты вообще не можешь формулировать правила, если ты не романтик. Если ты прагматик, ты думаешь в терминах конкретных действий и последствий, а не в терминах общих правил. Питерсон — про правила. Он романтик еще и потому, что его представления о человеческой природе базируются в первую очередь на художественной и религиозной литературе. Только во вторую очередь — на данных. Данные он не игнорирует, но если будет неоднозначность, он не останется в этой неоднозначности, она ему некомфортна. Он примет ту сторону, которая ближе ему политически. А политически он за ясность, за порядок.

Это именно то, что позволяет ему говорить с такой завораживающей уверенностью. Ученые сомневаются. Прогресс зависит от сомнений. Для Питерсона важнее ясность. В его иерархии ценностей утилитарный разум, мышление занимает подчиненное положение по отношению к тому, что он называет noticing (замечание, отмечание, внимание). Тем самым, он оказывается на стороне на стороне гуманитариев и мистиков. Это, на мой взгляд, и есть самая сильная и самая слабая его сторона.

***

Сразу за Питерсоном я послушал другую книгу, которая книге Питерсона противоречит. И это так здорово, слушать другую точку зрения! Не потому, что мне не нравилась точка зрения Питерсона. Наоборот, потому что она мне нравится! Похоже, точно также, как Питерсону некомфортны сомнения, мне некомфортна уверенность. «Ищите простоту и потом не доверяйте ей», говорил Альфред Норт Уайтхед.

Вторая книга — книга Стивена Пинкера, действующего профессора Гарварда, и она называется Enlightenment Now! (МИФ, вы уже купили права?), т.е. «Просвещение сейчас!» Если вы прочитаете описание, то можно подумать, что это просто еще одна книжка в длинном ряду книг о том, как жизнь становится невероятно лучше.

Как становится меньше болезней, бедности, преступности, войн — не везде, конечно, но на большей части планеты. Таких книг реально уже много, включая книгу самого Пинкера The Better Angels of Our Nature. И это была бы просто еще одна одна книжка — если бы он не добавил в нее главу про моральную философию, где хорошо видно, что Пинкер и Питерсон находятся по разные стороны баррикад.

Питерсон сфокусирован на человеке, а значит — он пессимист. Для Питерсона жизнь становится хуже, потому что человеческая жизнь — страдание, а впереди — угасание и смерть. От страданий Питерсона не спасает разум (и это правда, он далеко не всегда спасает), его спасает noticing. Если можно придумать лекарство от болезни — придумай, но только ты же не специалист в биотехнологиях. А раз так — нечего и думать. Принимай то, что есть и делай то, что должен согласно 12 правилам. Вот, если грубо, философия Питерсона. Разум для Питерсона локально утилитарен, это такая, знаете, смекалка. Мудрость, конечно, не в разуме. Мудрость — в познании человеческой природы, которая для него, похоже, вечна и неизменна.

Пинкер же сфокусирован сфокусирован не на конкретном человеке, а на человечестве. Поэтому он оптимист. Для Пинкера жизнь непрерывно становится лучше. Для Пинкера разум — единственная надежда на вечную жизнь. Может быть не конкретного человека, но человечества.

Питерсон верит в Бога, хотя и как-то по-своему. Он считает считает свои ценности пост-христианскими. Пинкер — не верит и считает ценности гуманизма над-религиозными. По Питерсону у нас есть природная склонность к религии, а значит… что же делать? По Пинкеру у нас есть природная уязвимость к религии, примерно такая же, как уязвимость к карточным фокусам. Ее просто надо осмыслить.

Как и Питерсон, Пинкер очень старается не занимать никакой политической позиции и получается у него это намного лучше. Слово «политика» для него означает «плохое принятие решений». Это давний тренд в науке, но сейчас он проникает и в высокотехнологичный бизнес. Движение против политики, офисной — и вообще любой. Стремление построить меритократию. Стремление принимать решения не на базе родства, лояльности, не на «эмоциональном интеллекте», не на харизме, а, на данных и ценностях, которые можно было бы назвать «общечеловеческими». Смесь консеквенциализма и этики добродетели. Не правила. Не деонтология.

Вполне возможно, что в знаменитых дебатах про прогресс (https://www.munkdebates.com/The-Debates/Progress) между Пинкером плюс Ридли (автор книги «Рациональный оптимист») с одной стороны и Гладвеллом плюс Де Боттоном с другой стороны, Питерсон оказался бы на стороне противников прогресса, несмотря на гарвардское прошлое. Прогресс — это хаос, дестабилизация. Питерсон скорее против хаоса.

Для Пинкера все наоборот. Для него хаос — это благо, потому что хаос — это временная дестабилизация и она ведет к еще большему порядку. Для него разум не только утилитарен, он еще и морален. Мы должны быть умны не потому, что это помогает нам строить мосты, а потому, что это помогает нам видеть себя в длинном эволюционном ряду от Человека Разумного к Человеку Более Разумному, в путешествии из тени в свет.

Да, разум не спасает в сильных неприятностях и если лекарства нет — вы его не придумаете за 3 дня. Будьте разумны все равно. Любые правила несовершенны, просчитывайте последствия. Да, ты не фармаколог, но если каждый из нас на своем посту будет более разумен, мы — как человечество — быстрее окажемся в ситуации, когда лекарство придумано. Да, рациональные аргументы не всегда работают на глупых, упрямых, импульсивных, эмоциональных людей. Приводите рациональные аргументы все равно. Не опускайтесь до манипуляций. Да, бывают ситуации, когда от религии больше пользы, чем он лекарств. Будущее все равно за лекарствами. Работайте на будущее.

Позиция Пинкера — это, простите меня за вольную метафору, как Apple, которая выкидывает из своих продуктов стареющие технологии: дискету, CD, USB 2.0 — раньше, чем они успели устареть для многих людей. Позиция Питерсона — это Microsoft, который постоянно тащит за собой шлейф обратной совместимости, поддерживая технологии, которым сто лет в обед.

«Моральная арка прогресса длинна, но она склоняется к рациональности» — если позволите мне парафраз из Мартина Лютера Кинга. Я уже сталкивался с этой позицией ранее — хотя и не в настолько ясном и развернутом виде. Я не был убежден, что готов полностью принять её. Я и сейчас не убежден до конца. Пожалуй, именно это отсутствие убежденности лучше всего меня в нее и помещает.
photo

Партия ученых

В новом мультике Веса Андерсона «Остров Собак» нарисована картина дистопической диктаторской Японии, в которой есть две партии: доминирующая партия Кобаяши и оппозиционная партия ученых.

Партия — ученых! Поразительно, насколько это сочетание слов невозможно и, вместе с тем, неизбежно. Это будет ужасающе. Никакая диктатура прошлого и настоящего не сравнится по своей неумолимости с диктатурой партии ученых. Партия ученых — наш единственный шанс.

photo

Почему люди продолжают обсуждать Кадди и «позы силы»

Я на выходных почитал, как люди с хорошим статистическим бэкграундом разбираются в двух актуальных социально-психологических спорах:

  1. Про Эми Кадди и «стой в позе силы чтобы лучше выступать» — да, еще раз, потому что, видимо, она решила стоять в позе силы до конца и продолжает что-то отвечать критикам

http://andrewgelman.com/wp-content/uploads/2018/04/17replications_draft4-1.txt

  1. Про Фрица Страка и «если держать в зубах карандаш, и, таким образом, принудительно улыбаться, то смешные картинки кажутся еще смешнее». Это такая классика темы embodied cognition, без Страка не было бы Кадди.

https://replicationindex.wordpress.com/2018/04/29/fritz-strack-asks-have-i-done-something-wrong/

В историях Кадди и Страка много общего. Есть широко разрекламированное оригинальное исследование, к которому спустя некоторое время появились претензии по исполнению. В случае с Кадди, это явно недостаточный размер группы и подозрение на то, что данные мучали до тех пор, пока они не начали говорить то, что нужно. Поскольку исследование широко цитируется и несложно воспроизводится, есть многочисленные репликации на группах большего размера. Часть этих репликаций показывает тот же эффект, часть показывают обратный эффект, часть не показывают никакого эффекта, часть сделаны еще хуже оригинального, а часть трудно интерпретировать — например, они показывают некоторый эффект, но почему-то только для мужчин.

Если вы услышите где-то, что исследование Кадди подтверждено 17-ю другими исследованиями — это не так. На данный момент оно как-то подтверждено в 6 исследованиях и опровергнуто в 8. Похожая ситуация с «карандашом Страка», и там баланс еще сильнее не в пользу Страка. Как это может быть? Два варианта: либо чудо, либо фокус. Либо часть исследователей недобросовестны, либо есть какие-то факторы, которые влияют на результат и которые при этом варьируются от репликации к репликации. Скорее всего, и то и другое.

Скорее всего, это также значит, что ЭФФЕКТ С САМОГО НАЧАЛА МАЛО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ НУЛЕВОГО. У Кадди, и у Страка, это действительно так — а значит, вывод прост: нам просто не нужно обращать на это большого внимания, это все не имеет практической значимости. Почему же люди это обсуждают уже не первый год?

У меня есть гипотеза. Мне кажется, Кадди пользуется популярностью не потому что у нее есть какие-то лайфхаки про +2.21% к публичным выступлениям. Она популярна, потому что у нее есть серьезные моральные, политические аргументы. Аргументы, которые серьезно смещают баланс власти и то, как люди принимают решения. Аргументы эти не новые, но я заметил, что людям очень нравится, когда с высокой сцены говорят о том, что они и так знают.

Во-первых, это аргумент про связь тела и разума, любимый в нью-эйдже, НЛП, движении за человеческий потенциал и много где еще. Всегда было ощущение, что это правда и всегда не хватало научных доказательств. Кадди закрывала насущную потребность. Во-вторых, это история про гендерное равенство. Перечитайте, там есть огромный разговор о том, что женщины хронически чувствуют себя менее сильными и что позы силы (сюрприз!) могут в этом помочь. Это не случайно, что Кадди везде показывают на фоне Wonder Woman, стоящей в «позе силы». Эта презентация больше сильнее про феминизм, чем про социальную психологию.

Наконец, у Кадди есть тезис о том, что неравенство можно устранить способом «притворяйся, пока не получится». Это, конечно, самый спорный тезис. Есть не только вопрос «работает ли это?», но и вопрос «насколько это этично?» Мне до сих пор интересно, о чем думали продюсеры TEDа, когда выпускали её на сцену с таким мессаджем. Почему им показалось это идеей, достойной распространения? Почему им казалось, что она будет притворяться только на выступлениях, а в работе исследователя будет придерживаться каких-то других принципов? Но может они просто не обратили на этот тезис внимание, потеряли его в толпе других. В конце концов, трое — уже толпа.

Три сильных и неоднозначных тезиса — собранных в единое целое, в какой-то совершенно новый конструкт. Я думаю, если есть какой-то секрет успеха — вот он. Вот поэтому люди смотрят, лайкают. У вас есть какие-то цифры? Это мило. Но TED — не про цифры или по крайней мере не про цифры в первую очередь. TED куда больше про политику. Хотите миллионы просмотров? Говорите про политику.

photo

The surprising roots of inequality

I have suspected this for quite a while now. Inequality is actually driven (among other things, that is) by mechanisms we mostly consider to be forces of good: reciprocity and reputation. If you start in an unequal situation, which we all do, reciproticy and reputaion will increase that inequality. If you have two potential contractors and one of them is known to be just slightly better, the latter will get ALL the contracts, not just some of them.

http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0956797617741720?journalCode=pssa