grail in the darkness (poster edit)

Про меня

Update: Есть также фейсбук и телеграм.

Здравствуйте. Меня зовут Алексей Каптерев, я разбираюсь в презентациях. В основном я работаю как корпоративный тренер, но еще у меня есть курс «Визуальные коммуникации» в Высшей школе бизнеса МГУ им.Ломоносова и время от времени я веду лекции и мастер-классы в разных других местах.

Мою книгу о презентациях (на английском) можно купить на Amazon.com. На русском она теперь тоже есть.

Есть еще одна небольшая совсем книжечка о презентациях «Точка контакта», ее можно купить тут.

Здесь я пишу я в основном на темы презентаций и публичных выступлений (тэг: presentations), личного развития (тэг: personal development), а также о танце и прочих телесных дисциплинах (тэг: somatics). Вообще, тэгов немного, попробуйте сориентироваться по ним. Если вы хотите больше узнать обо мне, сходите на «официальный сайт».

Избранные посты:

FAQ о книге
Мой подход к презентациям
Лекция о слайдах в ГУ ВШЭ (около часа видео)
Лекция о презентациях в ГУ ВШЭ (часа полтора видео)
Список рекомендованной литературы по презентациям
Интервью с Нэси Дуарте
Презентации, которые что-то изменили
Правило 7-38-55
Что такое хорошо и что такое плохо в рекламе
Пособие по просветлению для тех, кто его не хочет
Не-предпринимательство

Техническое:

Если вы хотите, чтобы я вас зафрендил, напишите сюда
По поводу «пиара»

Ссылки:

Официальный сайт
Фейсбук
Твиттер
SlideShare
photo

Дебаты про политкорректность

Если вы еще не посмотрели новые Munk Debates про политкорректность, гляньте. Там с одной стороны Стивен Фрай и Джордан Питерсон (скажите, вау?!), а другой — совершенно неизвестные мне женщина-журналист и черный пастор.

Кажется, что Фрай и Питерсон должны размазать оппонентов по стенке, но этого не произошло. То есть они, конечно, победили — но и в половину не так убедительно, как я ожидал. Пастор большой молодец, надо это признать. Мне лично он не нравится, но у него, определенно, есть своя аудитория.

Две проблемы с этими дебатами: во-первых, сторона белых мужчин явно сильнее (какая ирония). Во-вторых, непонятно, что стороны понимают под словом «политкорректность». Хорошо было бы в начале договориться о терминах. В остальном — очень интересно.

https://www.munkdebates.com/The-Debates/Political-Correctness

photo

Две книги: Питерсон и Пинкер

Я за праздники прочитал книгу Джордана Питерсона 12 Rules for Life: An Antidote to Chaos. Книги пока нет в переводе (МИФ, вы уже купили права?), и я могу порекомендовать её только тем, что читает на английском. Я рекомендую её, хотя я далеко не со всем там согласен. Книга, как видно из названия, про что-то вроде смысла жизни. Но мне кажется, эта книга — отличный пример нахождения какой-то совершенно новой политической позиции в забитом политическими позициями мире.

Как YouTube-личность, Питерсон успел снискать себе неоднозначную репутацию, потому что его очень любят цитировать альт-правые. Они любят его потому что он, конечно, правый, что бы он сам про себя не говорил. Он также альт — но он альт в совершенно другом смысле, который, они, кажется, даже не способны понять. В отличие от Трампа, для Питерсона важна правда. На самом деле, это одно из его 12 правил — «говори правду, или, хотя бы, не ври».

Не все, что он пишет — правда. Он человек и может ошибаться. Но, похоже, его реально беспокоит вопрос «правда ли то, что я пишу?» Далеко не все могут похвастаться этим, а уж среди альт-правых таких вообще абсолютное меньшинство. Питерсон — бывший профессор Гарварда, сейчас он преподает где-то у себя на родине, в Канаде и, конечно, он ученый. Но только во вторую очередь.

В первую очередь он романтик. Мне кажется, ты вообще не можешь формулировать правила, если ты не романтик. Если ты прагматик, ты думаешь в терминах конкретных действий и последствий, а не в терминах общих правил. Питерсон — про правила. Он романтик еще и потому, что его представления о человеческой природе базируются в первую очередь на художественной и религиозной литературе. Только во вторую очередь — на данных. Данные он не игнорирует, но если будет неоднозначность, он не останется в этой неоднозначности, она ему некомфортна. Он примет ту сторону, которая ближе ему политически. А политически он за ясность, за порядок.

Это именно то, что позволяет ему говорить с такой завораживающей уверенностью. Ученые сомневаются. Прогресс зависит от сомнений. Для Питерсона важнее ясность. В его иерархии ценностей утилитарный разум, мышление занимает подчиненное положение по отношению к тому, что он называет noticing (замечание, отмечание, внимание). Тем самым, он оказывается на стороне на стороне гуманитариев и мистиков. Это, на мой взгляд, и есть самая сильная и самая слабая его сторона.

***

Сразу за Питерсоном я послушал другую книгу, которая книге Питерсона противоречит. И это так здорово, слушать другую точку зрения! Не потому, что мне не нравилась точка зрения Питерсона. Наоборот, потому что она мне нравится! Похоже, точно также, как Питерсону некомфортны сомнения, мне некомфортна уверенность. «Ищите простоту и потом не доверяйте ей», говорил Альфред Норт Уайтхед.

Вторая книга — книга Стивена Пинкера, действующего профессора Гарварда, и она называется Enlightenment Now! (МИФ, вы уже купили права?), т.е. «Просвещение сейчас!» Если вы прочитаете описание, то можно подумать, что это просто еще одна книжка в длинном ряду книг о том, как жизнь становится невероятно лучше.

Как становится меньше болезней, бедности, преступности, войн — не везде, конечно, но на большей части планеты. Таких книг реально уже много, включая книгу самого Пинкера The Better Angels of Our Nature. И это была бы просто еще одна одна книжка — если бы он не добавил в нее главу про моральную философию, где хорошо видно, что Пинкер и Питерсон находятся по разные стороны баррикад.

Питерсон сфокусирован на человеке, а значит — он пессимист. Для Питерсона жизнь становится хуже, потому что человеческая жизнь — страдание, а впереди — угасание и смерть. От страданий Питерсона не спасает разум (и это правда, он далеко не всегда спасает), его спасает noticing. Если можно придумать лекарство от болезни — придумай, но только ты же не специалист в биотехнологиях. А раз так — нечего и думать. Принимай то, что есть и делай то, что должен согласно 12 правилам. Вот, если грубо, философия Питерсона. Разум для Питерсона локально утилитарен, это такая, знаете, смекалка. Мудрость, конечно, не в разуме. Мудрость — в познании человеческой природы, которая для него, похоже, вечна и неизменна.

Пинкер же сфокусирован сфокусирован не на конкретном человеке, а на человечестве. Поэтому он оптимист. Для Пинкера жизнь непрерывно становится лучше. Для Пинкера разум — единственная надежда на вечную жизнь. Может быть не конкретного человека, но человечества.

Питерсон верит в Бога, хотя и как-то по-своему. Он считает считает свои ценности пост-христианскими. Пинкер — не верит и считает ценности гуманизма над-религиозными. По Питерсону у нас есть природная склонность к религии, а значит… что же делать? По Пинкеру у нас есть природная уязвимость к религии, примерно такая же, как уязвимость к карточным фокусам. Ее просто надо осмыслить.

Как и Питерсон, Пинкер очень старается не занимать никакой политической позиции и получается у него это намного лучше. Слово «политика» для него означает «плохое принятие решений». Это давний тренд в науке, но сейчас он проникает и в высокотехнологичный бизнес. Движение против политики, офисной — и вообще любой. Стремление построить меритократию. Стремление принимать решения не на базе родства, лояльности, не на «эмоциональном интеллекте», не на харизме, а, на данных и ценностях, которые можно было бы назвать «общечеловеческими». Смесь консеквенциализма и этики добродетели. Не правила. Не деонтология.

Вполне возможно, что в знаменитых дебатах про прогресс (https://www.munkdebates.com/The-Debates/Progress) между Пинкером плюс Ридли (автор книги «Рациональный оптимист») с одной стороны и Гладвеллом плюс Де Боттоном с другой стороны, Питерсон оказался бы на стороне противников прогресса, несмотря на гарвардское прошлое. Прогресс — это хаос, дестабилизация. Питерсон скорее против хаоса.

Для Пинкера все наоборот. Для него хаос — это благо, потому что хаос — это временная дестабилизация и она ведет к еще большему порядку. Для него разум не только утилитарен, он еще и морален. Мы должны быть умны не потому, что это помогает нам строить мосты, а потому, что это помогает нам видеть себя в длинном эволюционном ряду от Человека Разумного к Человеку Более Разумному, в путешествии из тени в свет.

Да, разум не спасает в сильных неприятностях и если лекарства нет — вы его не придумаете за 3 дня. Будьте разумны все равно. Любые правила несовершенны, просчитывайте последствия. Да, ты не фармаколог, но если каждый из нас на своем посту будет более разумен, мы — как человечество — быстрее окажемся в ситуации, когда лекарство придумано. Да, рациональные аргументы не всегда работают на глупых, упрямых, импульсивных, эмоциональных людей. Приводите рациональные аргументы все равно. Не опускайтесь до манипуляций. Да, бывают ситуации, когда от религии больше пользы, чем он лекарств. Будущее все равно за лекарствами. Работайте на будущее.

Позиция Пинкера — это, простите меня за вольную метафору, как Apple, которая выкидывает из своих продуктов стареющие технологии: дискету, CD, USB 2.0 — раньше, чем они успели устареть для многих людей. Позиция Питерсона — это Microsoft, который постоянно тащит за собой шлейф обратной совместимости, поддерживая технологии, которым сто лет в обед.

«Моральная арка прогресса длинна, но она склоняется к рациональности» — если позволите мне парафраз из Мартина Лютера Кинга. Я уже сталкивался с этой позицией ранее — хотя и не в настолько ясном и развернутом виде. Я не был убежден, что готов полностью принять её. Я и сейчас не убежден до конца. Пожалуй, именно это отсутствие убежденности лучше всего меня в нее и помещает.
photo

Партия ученых

В новом мультике Веса Андерсона «Остров Собак» нарисована картина дистопической диктаторской Японии, в которой есть две партии: доминирующая партия Кобаяши и оппозиционная партия ученых.

Партия — ученых! Поразительно, насколько это сочетание слов невозможно и, вместе с тем, неизбежно. Это будет ужасающе. Никакая диктатура прошлого и настоящего не сравнится по своей неумолимости с диктатурой партии ученых. Партия ученых — наш единственный шанс.

photo

Почему люди продолжают обсуждать Кадди и «позы силы»

Я на выходных почитал, как люди с хорошим статистическим бэкграундом разбираются в двух актуальных социально-психологических спорах:

  1. Про Эми Кадди и «стой в позе силы чтобы лучше выступать» — да, еще раз, потому что, видимо, она решила стоять в позе силы до конца и продолжает что-то отвечать критикам

http://andrewgelman.com/wp-content/uploads/2018/04/17replications_draft4-1.txt

  1. Про Фрица Страка и «если держать в зубах карандаш, и, таким образом, принудительно улыбаться, то смешные картинки кажутся еще смешнее». Это такая классика темы embodied cognition, без Страка не было бы Кадди.

https://replicationindex.wordpress.com/2018/04/29/fritz-strack-asks-have-i-done-something-wrong/

В историях Кадди и Страка много общего. Есть широко разрекламированное оригинальное исследование, к которому спустя некоторое время появились претензии по исполнению. В случае с Кадди, это явно недостаточный размер группы и подозрение на то, что данные мучали до тех пор, пока они не начали говорить то, что нужно. Поскольку исследование широко цитируется и несложно воспроизводится, есть многочисленные репликации на группах большего размера. Часть этих репликаций показывает тот же эффект, часть показывают обратный эффект, часть не показывают никакого эффекта, часть сделаны еще хуже оригинального, а часть трудно интерпретировать — например, они показывают некоторый эффект, но почему-то только для мужчин.

Если вы услышите где-то, что исследование Кадди подтверждено 17-ю другими исследованиями — это не так. На данный момент оно как-то подтверждено в 6 исследованиях и опровергнуто в 8. Похожая ситуация с «карандашом Страка», и там баланс еще сильнее не в пользу Страка. Как это может быть? Два варианта: либо чудо, либо фокус. Либо часть исследователей недобросовестны, либо есть какие-то факторы, которые влияют на результат и которые при этом варьируются от репликации к репликации. Скорее всего, и то и другое.

Скорее всего, это также значит, что ЭФФЕКТ С САМОГО НАЧАЛА МАЛО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ НУЛЕВОГО. У Кадди, и у Страка, это действительно так — а значит, вывод прост: нам просто не нужно обращать на это большого внимания, это все не имеет практической значимости. Почему же люди это обсуждают уже не первый год?

У меня есть гипотеза. Мне кажется, Кадди пользуется популярностью не потому что у нее есть какие-то лайфхаки про +2.21% к публичным выступлениям. Она популярна, потому что у нее есть серьезные моральные, политические аргументы. Аргументы, которые серьезно смещают баланс власти и то, как люди принимают решения. Аргументы эти не новые, но я заметил, что людям очень нравится, когда с высокой сцены говорят о том, что они и так знают.

Во-первых, это аргумент про связь тела и разума, любимый в нью-эйдже, НЛП, движении за человеческий потенциал и много где еще. Всегда было ощущение, что это правда и всегда не хватало научных доказательств. Кадди закрывала насущную потребность. Во-вторых, это история про гендерное равенство. Перечитайте, там есть огромный разговор о том, что женщины хронически чувствуют себя менее сильными и что позы силы (сюрприз!) могут в этом помочь. Это не случайно, что Кадди везде показывают на фоне Wonder Woman, стоящей в «позе силы». Эта презентация больше сильнее про феминизм, чем про социальную психологию.

Наконец, у Кадди есть тезис о том, что неравенство можно устранить способом «притворяйся, пока не получится». Это, конечно, самый спорный тезис. Есть не только вопрос «работает ли это?», но и вопрос «насколько это этично?» Мне до сих пор интересно, о чем думали продюсеры TEDа, когда выпускали её на сцену с таким мессаджем. Почему им показалось это идеей, достойной распространения? Почему им казалось, что она будет притворяться только на выступлениях, а в работе исследователя будет придерживаться каких-то других принципов? Но может они просто не обратили на этот тезис внимание, потеряли его в толпе других. В конце концов, трое — уже толпа.

Три сильных и неоднозначных тезиса — собранных в единое целое, в какой-то совершенно новый конструкт. Я думаю, если есть какой-то секрет успеха — вот он. Вот поэтому люди смотрят, лайкают. У вас есть какие-то цифры? Это мило. Но TED — не про цифры или по крайней мере не про цифры в первую очередь. TED куда больше про политику. Хотите миллионы просмотров? Говорите про политику.

photo

The surprising roots of inequality

I have suspected this for quite a while now. Inequality is actually driven (among other things, that is) by mechanisms we mostly consider to be forces of good: reciprocity and reputation. If you start in an unequal situation, which we all do, reciproticy and reputaion will increase that inequality. If you have two potential contractors and one of them is known to be just slightly better, the latter will get ALL the contracts, not just some of them.

http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0956797617741720?journalCode=pssa

photo

AI and factcheck

Listen, how hard would it be to write an app which does live fact-check as the person speaks? I feel a deep societal need for this app.

Conferences should run this app on a second screen right next to the speaker’s slides — so the audience would see some of the sentences hightlighted in red. This would change conferences (especially business conferences) in the most profound way. I mean, at the very least this would make people rehearse!

photo

Искусственный интеллект и фактчек

Слушайте, а насколько сложно будет сделать приложение, которое распознает речь и в реальном времени делать фактчек? Я прямо отчаянно чувствую общественную потребность в таком приложении.

На конференциях надо запускать такое приложение, на втором экране, прямо рядом со слайдами. Чтобы все видели, как оно красненьким некоторые предложения спикера подчеркивает. Драматически же конференции поменяются. Как минимум все точно репетировать будут.

photo

Полезное непонятное

Сходил тут на одну... лекцию (?) из которой я почти ничего не понял, но зато я понял что-то про статью Дойча, о которой я писал несколько дней назад. Судя по всему, каждой научной дисциплины есть несколько аспектов: описательный (вот природа, она такая), формальный (уравнения) и аксиологический, т.е. завязанный на человеческие ценности (он же, с некоторой натяжкой, прагматический).

Дойч подчеркивал важность — и даже примат — формального аспекта, что для квантовой физики вполне может и справедливо. Справедливо ли это в более описательных (география) или более аксиологических (экономика) дисциплинах — вопрос спорный. Но если спросить меня, какая из этих разных «научных» дисциплин более «научная», то мой ответ будет «физика, нет вопросов».

Я понял также еще одну вещь: если ты претендуешь на работу в формальной области, ты обязан начинать свою коммуникацию с определений. Потому что иначе твоя конструкция совершенно непонятна. Но если ты повернул вслед за прагматическим поворотом, если ты претендуешь на какую-то пользу — ты обязан начинать с проблематики. Не с целей, я умоляю. Цели ваши мы знаем: «вырасти на 20% за год». С фига ли на 20%? Почему не на 200%? Или не на 2000%? Это никогда не понятно. Потому что конкретные существующие проблемы нужно решать, а не ставить какие-то пришедшие в припадке медитации цели.

photo

Не абсолютизируйте эксперимент

Я не могу претендовать на то, что я понял хотя бы половину того, о чем написано в статье Дэвида Дойча The logic of experimental tests, particularly of Everettian quantum theory, но одну мысль я, кажется понял. Поправьте меня, если я понял неправильно.

Есть такое мнение, что если теорию нельзя проверить экспериментально, то эта теория ненаучна. Это не так. Большинство научных теорий в любом случае не проверяется экспериментально. На их недостатки можно указать, просто сидя на диване — по тому, как эти теории стыкуются с другими теориями и известными наблюдениями.

Отсутствие экспериментальной проверки не делает теории ненаучными. Ненаучными их делают нестыковки с тем, что сейчас понимается как наука. Гомеопатическая теория ненаучна не потому что гомеопатия не работает в двойных слепых рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях. Гомеопатическая теория ненаучна потому, что она не стыкуется со всем остальным, что мы знаем о клинической фармакологии. Гомеопатические препараты при этом могут работать или не работать, это вопрос, который не так уж сильно связан с самой теорией.

Не нужно абсолютизировать эксперимент, он небезупречен. Если в результате эксперимента мы видим, что нейтрино движется быстрее скорости света, это не значит, что теория относительности неверна. Нам нужно проверить оптические кабеля, возможно, проблема в них (как на самом деле и оказалось).

При этом теория относительности может быть неверна по другим основаниям. Например, потому что она противоречит квантовой механике. Обе теории хороши, но поскольку они противоречат друг другу, одна из них должна быть неверна. Скорее всего, они обе неверны. Но обе, при этом, научны. В понимании Дойча (или, скорее, Поппера), ни одна научная теория не верна. Научная теория — это не истина, а заблуждение наивысшего качества, которым наука в данный момент обладает.

Все это, конечно, не добавляет науке особенного веса в политических спорах. Удачи с такими объяснениями в телевизоре. Хотя… наверное, если напрячься, можно объяснить. Слышали когда-нибудь фразу "Мысль изреченная есть ложь”? Так вот, для ученых это не философия, а ежедневная рабочая реальность. Что-то в таком духе.

///

Почему я вдруг об это этом пишу? Потому что в своей работе я непрерывно наблюдаю ситуации, есть один или даже несколько экспериментов, но их результаты никто толком не может объяснить. Приведу пример. Первое впечатление — как влияет? Для кого? Можно ли его изменить? Ни на один из этих вопросов нет нормального ответа.

Вот есть эксперимент, который показывает, что влияние первого впечатления на оценку 45-минутной лекции очень небольшое. Хорошо, но почему? Почему другие эксперименты показывают другое? Знаете, это тоже не наука. Первоочередная задача науки по Дойчу — объяснять, и эта задача не решена.

В области презентаций проблема с экспериментальными доказательствами в том, что вся область похожа на швейцарский сыр. Где-то что-то известно, но дырок — куда больше. Нет никакого общего теоретического фреймворка, в который эксперименты можно было бы класть.

Статья Крейга «Теория коммуникаций как область знаний» — это хорошее начало, но это метатеория в том смысле, что она описывает другие теории. Она не описывает поле из мета-позиции напрямую. В психологии существует эволюционный подход, который претендует на то, чтобы быть мета-теорией. Но его проблема в том, что он больше про биологию — которая важна — чем про культуру, которая кажется важнее. К нему тоже много вопросов и до конкретных коммуникационных ситуаций там еще работать и работать.

Социально-психологический подход (вы же читали Чалдини?), который, казалось, лучше всего разработан и претендовал на некое доминирование сейчас сильно перетряхивается. Там большой кризис репликаций уже лет 5, эксперименты массово не воспроизводятся и это тоже не добавляет ясности. Вы видели, что происходит с праймингом? Его просто не удается найти! А ведь когда-то казалось, что это прям Теория. Канеман о нем в своей книжке писал! Короче, надо что-то с этим делать.

photo

Пенсионерская кофточка

Подслушал тут в одном разговоре словосочетание «молодежная кофточка». Это было аргументом за то, что молодой человек такую кофточку должен носить. Вам смешно, но на самом деле это очень частая проблема. Членов группы, к которой ты сам себя не относишь, ты склонен воспринимать как что-то монолитное, неделимое. Почему бывает «пенсионерская кофточка», а «молодежной» — не бывает? Воот.

«Пенсионерская кофточка» — в точности такая же глупость. Многие внутри внутри себя склонны уравнивать «пожилой человек статистически вероятно будет носить такую кофточку» и «пожилой человек обязательно будет носить такую кофточку». Это прохлоп, не надо так думать.
С точки зрения коммуникации это начинает быть проблемой, когда ты коммуницируешь за пределы своей группы и не вполне владеешь языком этой группы. Конечно, здесь комический эффект достигается тем, что «молодежь» не называет свою одежду «кофточка». Но интересно, что когда ты коммуницируешь внутри своей группы, всем абсолютно понятно, что имеется в виду.

photo

Одна мысль на слайд

Для многих людей и компаний стандарт «одна мысль на слайд» — недостижимый идеал, потому что это реально очень сложно — найти хотя бы одну мысль на слайд. В половине презентаций не найдется одной мысли на всю презентацию, что уж там говорить про каждый слайд.

photo

Утраченное искусство думать

Новая проблема: из-за сфокусированности на исполнении (execution) корпорации забыли, как думать! Нос подняли — корма утонула. Мне кажется, это угарно смешно.

У меня всегда была претензия к пункту «склонность к действиям» (bias for action) из классической книги «В поисках совершенства» Питерса. Я всегда думал, что люди делают слишком много.

Питерс писал, что люди сидят на бесконечных встречах и ничего не делают — и это правда, такая проблема есть. Но вывод «хватит болтать, давайте делать» он очень спорный. «Хватит болтать, давайте думать» — это ровно столь же разумный вывод.

Люди почему-то уверены, что противоположность слову — дело. Это так, есть и еще одна противоположность — мысль. Возможно, они не понимают этого, потому что они совсем не думают. Но возможно, также, им просто никто об этом никогда не говорил.

P.S. Идея Think Week мне очень нравится, надо как-нибудь устроить себе.
https://sloanreview.mit.edu/article/the-lost-art-of-thinking-in-large-organizations/

photo

Lucini rebranding

Это настолько круто, что невозможно передать. Они одновременно все сохранили и все поменяли. Образцовая реформа.

This is so cool you won’t believe it. They’ve changed everything and yet everyting is almost exactly like it was before. I wish every change was like that.

https://www.underconsideration.com/brandnew/archives/new_logo_and_packaging_for_lucini_by_werner_design_werks.php