Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Про Аргетину, путевые какие-то заметки

Заметки под катом, потому что для себя. Писал в спешке, редактировать времени нет. 

Три аргентинские фотографии из Инстаграмма, чемпионы по лайкам:



Лестница в доме Кристины.



Скамеечка в парке.



Нереальное реальное дерево. Оно типа плюща, поэтому плоское такое.


Приехал в Рио и поселился в гостинице с говорящим названием «Сноб». В Рио я попал по ошибке. Я собирался лететь в Аргентину и нашел очень дешевые билеты, но в каком-то угаре перепутал Буэнос-Айрес и Рио де Жанейро. Когда я это обнаружил, было уже поздно что-то предпринимать. Да и билет у меня был какой-то неотменяемый, не переносимый и вообще. Я написал слезное письмо в KLM, но они оказались непреклонны. Врач сказал в Рио значит в Рио. Ну, значит в Рио.

Бразильцы неулыбчивы, но при этом адски общительны. Летел туда 11 часов из Парижа, на соседнем кресле сидел бразилец, мы болтали часа четыре. Остальное время спали и смотрели каждый в свои экранчики. Хороший человек оказался. Полицейский. Потом у статуи на горе Корковадо со мной познакомилась какая-то вообще безумная женщина с очень красивой пятнадцатилетней дочкой. Потащила меня в роскошное кафе в центре. Она была очень общительна даже по бразильским меркам, разговаривала со всеми обо всем. Не могла пяти метров по улице пройти без того чтобы с кем-то не познакомиться. Буквально...! Но что характерно, никто от нее не отшатывался.

Рио… Да что Рио. Рио как Рио. Ну Ипанема, ну Копакабана. Что я пляжей не видал? В волейбол конечно хорошо играют. Руками, ногами, головой... Посмотрел на это и понял, что пока у нас так не начнут, в футболе нам и подавно ничего не светит. На горе Корковадо, где статуя Христа — очень красиво, но мне не повезло с погодой. Было облачно и никакого вида на Рио не было в помине. По большей части было видно гребаное ничего. Плотное белое ничего. Иногда было не видно даже саму статую, хотя ты стоишь у ее постамента. Нормально? Просто стоишь в облаке. Но зато без очереди. В ясную погоду можно три часа в очереди на подъемник стоять. А так быстро. Но в облаке. А статуя красивая. Арт деко.

Потом я полетел в Аргентину. Мне сказали, что самый простой способ добраться до международного аэропорта, это доехать 5 минут на такси до местного аэропорта, а оттуда ходит автобус до международного. Все так и было, кроме того что автобус этот шел два с половиной часа, на что я совершенно не рассчитывал. Мы простояли два часа в огромной пробке и по карте было видно, что проехали мы дай бог если половину. Я уже приготовился ночевать в аэропорту и платить еще 300 евро за билет, но в последний момент пробка внезапно рассосалась и мы успели. В Буэнос-Айресе меня уже встретили. В стареньком пикапе мы ехали втроем на двух местах.

Буэнос-Айрес в буквальном переводе значит «хороший воздух». Нормальный. Но я тут не за воздухом. Мне бы потанцевать. На фестиваль. Организация фестиваля... оригинальная. Ты не платишь за весь фестиваль, ты платишь за то, на что ходишь. Обед (~120 руб.), класс, джем (~100 руб.). На анжелкин интенсив пускали только тех, кто заплатил сразу за весь интенсив, но это скорее об исключительности Анжелки. На остальных можно было ходить по классам. В принципе, для городского фестивала мне кажется это правильно, но странновато все равно.

Джемы тут еще страннее, больше они похожи на какие-то шаманские мистерии — настолько явно люди не в себе. На обычном джеме люди и так находятся в несколько измененном состоянии сознания, но тут они прямо как под кислотой. И не могу сказать, что мне это нравится. Танцуют все больше на одном на месте, чуть ли не с закрытыми глазами. Женщины еще периодически подвывают. Мужчины тоже, хоть и реже. Странная атмосфера.

Изначально я хотел ассистировать Анжелке, но из этого реально ничего не вышло. Во-первых, полгруппы танцуют лучше меня. Они тут просто феноменально двигаются. Особенно мужчины. Это была самая крутая группа, которую я видел. А во-вторых, есть великая Мирва. Нет никакого смысла что-то показывать со мной, если есть Мирва. Они с Анжелкой очень здорово, явно влюблены друг в друга и смотреть на них —главное вообще удовольствие на тренинге.

Я думал почему-то, что меня тут удивят женщины, но куда сильнее меня удивили мужчины. Во-первых, они тут через одного выглядят как Че Гевара. Огромная кудрявая шевелюра, усы и борода. Это очень красиво. Мужчина, который не носит усы и бороду тут просто дурак. Смешной был случай с Мирвой, она блондинка из Финляндии и просто ослепительно белая на общем фоне. Сидит она в кругу после класса и вокруг нее сидят пять таких чегевар, они все как братья, и когда она говорит они все смотрят на нее с огромным... назовем это «вниманием» и одновременно кивают. Невероятно смешно. Клёвые тут мужчины. Во-вторых, они очень чувственные и открытые. Все как один прекрасно танцуют, не стесняются своих чувств и при встрече целуют друг друга в щечку. Мимими! Оборотная сторона этого — некоторая излишняя порой демонстративность, граничащая с самолюбованием.

Кстати, про Че. Я вот подумал, что Джобс вполне заменил Че как икона для поколения. И это еще большой вопрос, кто из них больше революционер. Мне так кажется, что Джобс. Революция оказывается может быть капиталистической и созидательной.

Буэнос-Айрес очень красивый. Пожалуй даже красивее Москвы. Аргентинцы очень стремятся быть европейскими и цивилизованными и иногда получается даже лучше чем у самих европейцев. При этом, они явно не европейцы. Они американцы. Обычно мы называем американцами жителей США (у которых, кстати, никакого желания быть европейцами нет), но оказывается, есть и другие американцы. Подобно бразильцам, они тоже разговорчивы, широки в проявлениях, но кажутся мне несколько поверхностными. Они могут построить крисивое здание, но не способны поддерживать в приличном состоянии тротуары. Смотреть под ноги нужно всегда. Еще они не убирают за собаками — которых тут изрядно, и прогулка по городу превращается в хождение по минному полю. А еще мы попали тут на забастовку мусорщиков, мусор никто не убирает и город пованивает. Но архитектура чудесная. Или вот еще интересная особенность: курить нигде нельзя (впереди Москвы), но машины пешеходов не пропускают (позади Москвы). Интересно.

Золотой век Буэнос-Айреса — 60-е. В это время построено огромное количество всего и все это до сих пор стоит. И все это в темном дереве, блестящей латуни, темном камне. Кафе, рестораны, парадные домов, лифты. Очень красиво. Современные кафе по сравнению с кафе 60-х не смотрятся вообще. Исключение — Старбакс, который сюда как-то удивительно вписывается и в котором всегда полно народу. В Буэнос-Айреса нужно быть латинооамериканским писателем. Если бы я был аргентинцем, я бы не думал два раза кем стать. Я бы обязательно сидел в этих кафе, пил кофе и был бы в центре общественно-политической жизни страны. Был бы левым, ездил бы периодически в провинцию и ужасался бы там страданиям народа. И писал бы об этом потом, сидя в кафе. Но я не аргентинец ни разу.

Короче… у меня двойственное ощущение. Страна «не моя», но интересная. Может я бы еще раз съездил, наподольше.

Tags: lytdybr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment