Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Дневник Nordic Improvisation Meeting

Прошлую неделю я провел в Финляндии на контактном фестивальчике под названием Nordic Improvisation Meeting. Под катом — мой дневник оттуда.

Вот я и попал на Nordic Improvisation Meeting. Доехал с небольшими приключениями: на таможне почему-то решили проверить мою сумку и в результате продолжительных поисков конфисковали (ну надо же было хоть что-то конфисковать, время-то потрачено) фенотропил. Сказали, нельзя с фенотропилом в Финляндию. У нас тут свободная от фенотропила страна. У меня еще мелаксен был с собой, им не заинтересовались. С мелаксеном можно. Кто-то видел список, чего нельзя в возить? Соседи по купе рассказывали, что даже антибиотики отнимают.

В Хельсинки сел еше на один поезд до Турку: 2 часа (30 евро и нет вайфая), ну и потом еще полчаса от вокзала пешком. Вот я и на месте. Место — средняя школа, но не простая, а школа Штайнера. Это такой тип школ. Я много не знаю, надо почитать, но был такой Рудольф Штайнер (симпатичное имя для нацистского преступника) с интересами в области антропософии и школьного образования. Образовывал школы. Эта — одна из них. От обычной школы отличается в первую очередь размером — она заметно меньше как российских школ, которые на ее фоне поражают своей «промышленностью», так и финских. Очень все миленько, уютненько, но условий для сна, понятное дело, никаких. Спим на полу в спальниках. Я приехал одним из первых, так что мне достался роскошнейший матрац от Хааны, одного из организаторов. Господи, дай ей бог здоровья. Так мне хорошо на нем спалось! В Москве так не спится.

Теоретически, NIM — это такой внутренний скандинавский фестивальчик для своих. Фактически, половина людей тут из Финляндии, вторая половина — из Швеции, двое русских и одна девочка из Рио. Из Норвегии никого, из Дании никого, про Исландию вовсе молчу. Почему так? Фестиваль проходит в разных местах, в этот раз — в Финляндии. Для людей из Норвегии далеко. Далеко блин для них! А из Бразилии — не далеко? Есть еще один парень с максимально ненордической внешностью: смуглый, с длинными волосами… Такое впечатление, что он из Пакистана и Эквадора одновременно. В конце концов я не выдержал и спросил его откуда он, оказалось — из Ирана. Живет правда в Швеции. Но это экзотика, в основном, конечно фины и шведы, шведы и фины. В одном упражнении ведущий попросила замечать цвет глаз людей, с которыми ты встречаешься, идя по залу. «Голубой, голубой, голубой, голубой… голубой… А в чем смысл?» Конечно, не у всех тут голубые глаза, но двух третей точно. Начинаю различать оттенки.

Я тут почти никого не знаю. Пугающе мало чень мало знакомых. Из старой финской гвардии только Аннука, Иина и Каттри. С Каттри мы, пожалуй, дружим, с Аннукой — ну, так, пару раз говорили, а с Ииной вообще даже и не разговаривали ни разу. Ближе к концу еще появился Юха, ну и Майя заехала на открытый джем. И все, больше никого. Такие дела. Адын, савсэм адын. Общался в основном с Юлией, с которой мы познакомились в позапрошлом году во Фрайбурге и с Саарой, девочкой из Турку. Она учит русский и была в России, так что нам было что обсудить. Научила меня петь песню на финском, а я ее — на русском. Мужчин было в принципе мало, а интересных — и того меньше. Из новых интересных партнеров — Терхи, по-моему из Хельсинки. Не так давно танцует, но очень клевая. Супер-Терхи. Еще с Ииной встретился в раунд-робине. Тоже оказалось интересно. Впрочем, это-то было и так понятно. 10 лет танца… Не хочешь, будешь интересный.

***

— Что было на ужин?
— Вегетарианское.
— Понятно, что вегетарианское, а конкрентее?
— Что конкретнее? Это была вегетарианская еда. Это была не рыба, не курица, не телятина, не баранина и не свинина. Вегетарианское.
— Да, это конечно намного яснее.
— Говорят у эскимосов есть много названий для снега. Ты что хочешь сказать, что у вегетарианцев есть много названий для еды?

Ситуация с едой была странная. В первые пару дней кормили очень плохо. Но потом у организаторов нашлись потерянные где-то тысяча евро (!?!) и кормить стали сразу замечательно. Контактная импровизация, да. На самом деле я совершенно никого не критикую: понятно, что люди не занимаются этим профессионально и такие ошибки могут случится у кого угодно. Сам пользовался Экселем, знаю. Едим в столовой, тут все детское: маленькие столики, стульчики, скамеечки. Маленькие граненые стаканчики на 100 мл: кладешь в него чайный пакетик, чай через 5 секунд становится слишком крепкий. Дня три я тупил и матерился, а потом наконец-то справился с этой проблемой: стал брать сразу два стаканчика. 100+100=200. Чистая математика. Очень был горд собой.

Место оказалось удивительно подходящим для работы. Я работал примерно полдня каждый день: редактировал книгу. Очень удобно. Спустился — потанцевал. Поднялся — поработал. Я хочу так жить. Интернета тут нет, но это даже хорошо, ничего не отвлекает. Приучил себя просто записывать свои вопросы к интренету в отдельный файл и задавать их при окказии. Очень оптимизирует процесс. Через день ходил в соседний бар пить London Pride. В баре интернет, футбол и непривычно громкие фины. А потом опять в школу. Тут танец.

***

Аннука мне сказала совершенно шокирующую вещь. Вот она танцует 10 лет, 4 раза в неделю. При этом она не занимается этим профессионально. Просто любит. И она сказал, что иногда ей становится супер скучно. Что иногда проходит 3-4 месяца, прежде чем она встречает что-то новое в танце. Это, на секундочку, в контактной импровизации. Но она продолжает танцевать. Она танцует много. Она пере-танцовывает, не спит ночами на фестивалях, с ней случаются пост-фестивальные «отходняки», чего со мной не случается почти никогда). Иногда она просто перестает замечать как меняются партнеры в танце. Продолжает танцевать. Почему? Зачем? А вот так.

Два года назад я подошел к ситуации, когда с контактом надо было что-то делать. Я просто уже столько им занимался, что надо было принимать решение: либо начинать танцевать «серьезно», либо оставаться любителем на «раз в неделю». Я выбрал второе, потому что решил что у меня просто нет столько времени, сил и внимания. Это была ошибка. Танец — да и любое другое дело не терпит отступлений. Что последовало за этим иначе как «откатом» назвать трудно. За два года я стал танцевать хуже. В чем-то конечно лучше, но по большому счету — хуже. От средних пяти танцев на джеме я опустился до трех, а потом и до двух. Вчера я снова станцевал пять. Я счастлив. Плевать на все, надо танцевать. Уезжаю с очень хорошим чувством, что мне не хватило. Ничего, какие мои году. Еще потанцую.

***

Мой интерес в КИ

В КИ есть как минимум три аспекта: перформанс-арт, спортивная игра и социальный танец. К сожалению, из этих трех аспектов лично меня по-настоящему интересует только спорт. Как арт контактная импровизация в принципе не очень работает: на обычную-то танцевальную импровизацию смотреть сложно, слишком уж много «грязи», а уж КИ-то и подавно. Мне кажется, это даже не «просто мое мнение», большинство людей со мной согласятся. Скучно, ничего не происходит. «Самовыражение» меня тоже не очень интересует, все что мне надо я могу и так сказать. Поэтому в перформансах не участвую и на фестивалях даже не прихожу смотреть. Пустая трата времени. «Социальный танец» у меня не очень складывается по причине моей асоциальности. Я просто недостаточно «зеленый» для этого сообщества. Я не вегетарианец, не озабочен окружающей средой, я люблю много знать и думать головой. Я, блин, преподаю в бизнес-школе! Я работал в банке! А они все 8-й год изучают культурную антропологию или сравнительное религеоведение. Это в лучшем случае. У Майи магистерская степень по искусствам (MA) и программа, которую она закончила называлась Time and Space. То есть она, получается, Master of Time and Space. И после этого они все жалуются на отсутствие денег. Айфон считаю непозволительной роскошью, айпада то не что не видели, а даже и не знают про его существование. Нет, не понимаю я этого сообщества и тусоваться с ними у меня не очень получается. Хорошо хоть про духовность часто не говорят, а то была бы вообще катастрофа.

Но. «Спортивный» аспект КИ — совершенно потрясающая штука. Это как боевые искусства, только не надо никого бить. Это похоже на игры, в которые играют между собой животные. Собаки, скажем — видели, как собаки играют? Сейчас попробую описать, в чем заключается такая игра. Вы делаете партнеру предложение, приглашаете его пойти куда-то: в поддержку, в падение или куда-то еще. Если предложение интересное, неожиданное — вам засчитывается очко. Если обычное — ну, пол-очка, все-таки вы предложили. Если предложение не интересное, то партнер может его не принять, тогда ему засчитывается очко. Или принять — тогда пол-очка. Но вот интересное предложение не принять нельзя. Если вы отказываетесь от интересного предложения, вам засчитывается минус очко. Как отличить интересное от обычного? Очень просто. Интересное предложение не принимается потому что партнер не знает, что с ним делать. Обычное — потому что партнер слишком хорошо знает, что с ним делать. Если ваше предложение принимается, то дальше вы обязаны поддерживать партнера. Если вы доходите до конца, обоим засчитывается по очку, но впереди вы. Теперь ваш партнер тоже должен сделать какое-то интересное предложение, чтобы сровнять счет. Но вы стремитесь успеть первым. И так далее.

Конечно, в реальности счет никто не ведет, но общее ощущение складывается. Очень занятно, когда первые пару минут партнеры тестируют друг друга на каких-то стандартных предложениях, просто чтобы убедиться что есть взаимопонимание. «Так, это он знает, это он знает, а как насчет вот этого?» Постепенно так доходят до пределов своих танцевальных возможностей. Иногда играют «с гандикапом», когда заранее понятно, что один из партнеров танцует намного лучше, но второй старается сделать хоть что-то. Иногда немного более опытный партнер стремиться вытащить чуть менее опытного на один уровень собой (и часто вытаскивает!) Но это все совершенно не важная часть. Важная часть вот: время от времени в процессе следования за предложением случается что-то неожиданное. Само случается. Обычно это какой-то shit, но бывает и что-то удачное. Как бы от вселенной поступает альтернативное предложение. И тут вы можете оба его принять. Подумать вы не успеваете, но конечно, но на интуиции можно вытянуть. И вот если вы оба это предложение честно до конца отыгрываете, вот тут-то и наступает всеобщий оргазм и ликование. Это очень крутое ощущение, ничего круче в жизни я не испытывал. Танцуют на самом деле ради вот этого, а все остальное — просто интро. Потрясающая игра, пот-ря-сающая.


***

Бонус-трек: сон в летнюю ночь.

Мы были на какой-то выставке машин и там был один человек, японец, который работал до этого на Тойоту а сейчас работает на Форд. Дизайнер машин и инженер. Я был там с какими-то знакомыми журналистами*, мы обсудали с ним машины и кто-то спросил: а что с Mercury S, новой моделью о которой так много говорят? Почему ее нет на выставке? И тот японец говорит, о, так давайте я вам его покажу, он у меня во дворе стоит, я тут рядом живу. Сейчас это кажется очень странно, но тогда не показалось. Пошли смотреть.

Дошли без приключений, он говорит, «погодите, мне нужно на минуту домой зайти, заходите и вы». Мы заходим в его квартиру — там комната в которой стоит телевизор и по нему нон-стоп идут фильмы Куросавы. Как раз мы вошли, закончилась «Скрытая крепость» и началось что-то другое. Мои знакомые журналисты начали это смотреть, японец скрылся где-то внутри, а я помедлил и пошел за ним. На встречу мне — длинная огромная цепочка народу, человек 20, пока я всех пропустил, вообще потерял японца из виду. Потом из какой-то комнаты выскочил какой-то мой знакомый, который тоже случайно тут оказался и он мне сказал, что японец этот мастер боевых искусств. Не понятно каких, но каких-то. Где-то рядом кто-то обсуждал искусство какого-то его ученика: «Ну, карате, это совсем начало…»

Потом я зашел в одну из комнат и со мной зашла девочка с веером. В комнате была старая женщина-японка (или китаянка, черт их разберет) и девочка начала вытворять какие-то потрясающие штуки вещи с веером. Например (это странно сейчас прозвучит), она как будто бы разрезала себя этим веером на три части — и падала, но это оказывалась иллюзия и она снова поднималась целая. Делала она это для бабушки, спрашивая при этом что-то вроде «Посмотри, бабуль, круто?» на непонятном мне языке. После второй такой демонстрации бабушка решила показать как правильно и тут начался такой мощный сюр на тему боевых искусств, который даже описывать бессмысленно.

* Знакомых автомобильных журналистов у меня в реальности нет.
** Mercury — это ныне закрытый бренд Форда, у меня раньше была такая машина. В реальности машины с таким названием не может существовать.
Tags: somatics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments