Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Поп-эпистемологическое (навеяно Клэкстоном)

В наши времена наверное все уже слышали фразу Коржибского про то, что «карта — это не территория». У этой фразы, однако, есть и вторая, намного менее популярная часть: «но она имеет похожую на нее структуру, что и делает ее полезной». Об этой второй части многие (в числе которых ваш покорный слуга) часто забывают, а некоторые ее просто никогда не слышали. О ней-то и хочется написать.

Карта московского метрополитена не похожа на метро, каким мы его видим. Она не имеет с ним почти ничего общего. Давайте признаемся: московское метро не похоже на этот «взрыв на фабрике велосипедных цепей». Эта карта ошибочна почти во всех мыслимых и немыслимых аспектах. Метро не такое. Тем не менее, мы отлично ей пользуемся, она работает. С ее помощью мы можем доехать до нужной нам станции. Эта карта — несмотря на ее поистине фантастическую неточность — полезна. А почему? А потому что схожая структура — это не обязательно внешняя похожесть. Это похожесть глубинной, смысловой структуры.

Один из основателей кибернетики, Норберт Винер, как-то сказал, что лучшая модель кошки — это другая кошка, но еще лучшая — та же самая кошка. Конечно, это была шутка, все-таки модель — это упрощение. Это потеря каких-то одних качеств при сохранении других. Как мы выбираем, какие качества можно потерять? Исходя из целесообразности.

На каком-то уровне все что угодно похоже на что угодно другое. Но это не значит, что карты могут быть какими угодно. Это не значит, что не бывает плохих и хороших карт. Для того, чтобы оценить карту, мы спрашиваем себя: «Для чего и кого создается эта модель? В чем ее цели и смысл?» Карта метро создается для пассажиров, чтобы они могли легко и быстро ориентироваться, находить нужные станции, планировать свой маршрут. Конечно, она не идеальна, но в общем со своей функцией она справляется. Это вполне сносная карта. Для пассажиров.

Если мы возьмем обычную, топографическую карту Москвы и нарисуем на ней более реалистичную карту метро, то во-первых, она будет она будет заметно менее полезна именно как карта метро. Много лишних подробностей, а внимания у нас, в общем-то, мало.

Во-вторых, вот что интересно. Даже несмотря на то, что новая карта будет заметно отличаться, мы не испытаем никакого эпистемологического (извините) диссонанса. Обе карты будут каким-то образом правильны! Возможно, мы удивимся длине перегонов или неожиданным поворотам веток, о которых мы и не подозревали, но в целом мы готовы поверить в то, что обе карты по-своему правдивы. Просто каждая из них нужна для своего. То есть мы всегда на самом деле знаем, что карта метро искажена. Просто такое искажение нам удобно. И мы признаем обе карты правильными — но только до тех пор, пока мы знаем, для чего каждая из них нужна. В чем их смысл.

Ни одна карта никогда не идеальна (в том числе и вот эта, только что заявленная). Все они в чем-то ущербны. Но у нас нет другого выбора, в силу нейрофизиологических ограничений нам приходится пользоваться ущербными картами и это довольно нормально, до тех пор пока: 

1. Искажения находятся в неких разумных границах. Если мы начнем переставлять местами станции или переименовывать их — ничего хорошего из этого не выйдет. Несмотря на всю абстракцию, карта должна сохранять хоть какую-то связь с действительностью, чтобы быть полезной.

2. Карта не сливается у нас в голове с территорией, т.е. мы помним о том, что всегда есть другие, более точные карты.

3. Мы пользуемся этой картой только для пассажирских целей. Как только мы начинаем пользоваться такой картой для целей, скажем, ремонта туннелей или прокладки новых, или ни дай бог создания новых карт — у нас начинаются проблемы. Большие, большие проблемы.

И об этих трех вещах просто нужно периодически вспоминать. Вот и все.
Tags: personal development
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments