Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Стэндап комеди

Словарь Лингво переводит словосочетание stand-up comedy как «стэндап комеди, разговорный жанр, импровизированное юмористическое выступление артиста». По поводу импровизации — это, конечно, ошибка. Стэндап может быть выглядит как импровизация, но идиотов, надеящихся, что можно просто выйти и начать шутить уже не осталось. Все-таки по большей части это произнесение заранее выученного текста. Но на импровизацию действительно похоже — только потому что за легкость, за видимое отсутствие усилий больше платят.

А вот слово «артист» — правильное слово, потому что stand-up comedian — это не комик. Комик — это тот, кто говорит вещи смешно, а comedian — это тот кто говорит смешные вещи. Чувствуете разницу? Конечно, можно говорить об этом как об «эстрадном юморе» и «юмористах», но проблема в том, что если вы выросли в СССР и никогда не видели стэндапа, то вы будете изрядно удивлены, наблюдая такой эстрадный юмор. Другая традиция.

У нас принято рассказывать монологические истории. Англоязычная традиция построена на однострочных шутках, сгруппированных по темам, и никакой истории при этом не возникает. Человек просто шутит по поводу Библии, абортов, космоса и современного кино. Например. И никто не читает это по бумажке, в этом очень много актерской игры, часто используется пантомима, иммитация звуков и прочие сценические штуки.

Первый раз я увидел стэндап в декабре 2002 года в Америке, совершенно случайно, по телевизору. Это был концерт Live on Broadway Робина Уильямса, которого многие знают просто как очень хорошего комедийного и драматического актера. Это была любовь с первого взгляда, с тех пор я посмотрел и послушал огромное количество стэндапа.

Я пробовал моделировать своих любимых артистов: Эдди Иззарда, Джорджа Карлина, Криса Рока, Льюиса Блэка, но, сказать по правде, у меня не очень получалось. Основная проблема была в практически полном отсутствии материала: чужой материал мне не очень подходил, а свой я писать не умел. Я стал заметно смешнее сам по себе, мог выдавать шутки в том или ином стиле, но никакой целой программы — хотя бы на 5 минут — у меня не возникало. В какой-то момент мне это надоело, и тогда я просто решил съездить и поучиться у профессионалов.

Я был на недельном курсе, который проводила организация под названием American Comedy Institute. За внушительным названием скрывается пара комнаток в отеле New Yorker, в который сидят три человек персонала и в которых же проводятся занятия.

Ощущение от всего этого было очень странное. Если воркшоп по написанию сценариев я могу всей душой рекомендовать, то воркшоп по стэндапу мне рекомендовать затруднительно. Дело в том, что всю неделю нас практически ничему не учили. Курс состоял из пяти видов... ммм... активности, назовем это так. Первое —ориентация, которую мы просто посмотрели в видеозаписи. В этом был некий смысл, поскольку нас было двое, а состояла ориентация из двухчасового монолога ведущего (назовем его для краткости Стив).

На ориентации нам было предложено в качестве домашнего задания сделать два упражнения: написать список вещей, которые нам не нравятся в жизни и дать один совет какой-то знаменитости. Это были единственные упражнения, которые на всем этом курсе были.

Был еще один формат: можно (нужно) было выйти и рассказать свой материал, каким бы он не был, перед группой из человек десяти, после чего вам давалась обратная связь. Такая возможность была всего два раза. Интересно, что обратная связь давалась только самим Стивом и никогда не группой. Группа могла только смеяться или не смеяться, хлопать или не хлопать. Ничего говорить нас никогда не просили. Это специфика не только этого воркшопа, на следующем воркшопе в UCB было то же самое, более того — участникам всячески НЕ рекомендовалось давать друг другу обратную связь! Почему? Да потому что вы не квалифицированы ее давать, вот и все.

Кроме того, были еще две 45-минутные сессии лично со Стивом, когда можно было обсудить с ним свой материал.
Наконец, нам можно было выступить в одном из лучших комедийных клубов Нью-Йорка, Gotham Comedy Club, правда, не в главном зале, а в маленьком. Нас было человек 12, у нас было по 5 минут на брата (сестру). Аудитория состояла в основном из знакомых и родственников.

Итого: два часа ориентации, полтора часа личного коучинга, четыре часа выступлений, из которых ты выступаешь минут 20, а все остальное время — сидишь и смотришь. И, конечно, домашняя работа: создание и редактирование материала. За неделю — очень мало.

Я бы остался крайне разочарованным, если бы мне так не понравился результат. У меня не было ничего. А тут я действительно начал писать и я действительно начал выступать. Я не могу сказать, что гениально и вряд ли даже хорошо. Но это вполне терпимо. Люди действительно смеялись. Мне это чертовски понравилось.

Gotham Comedy Club:



Мой день рождения:



Несколько вещей про стэндап, которые я ну не то чтобы узнал, но окончательно в них утвердился.

• Комедия — это не смешно. Комедия — это злое искусство, фактически, это социально приемлимая форма выражения агрессии. Комик — это человек с проблемами. С большими проблемами. Поэтому начните с вашего списка проблем. Почти Новый код, да?

• Ваши проблемы должны быть реальными (критерий правды), распространенными (критерий разделяемости), и раздутыми до неимовернах масштабов (критерий гротеска). Да, вы делаете из мухи слона, но муха должна быть абсолютно, 100% настоящей.

• В стэндапе все, что вы делаете делится на две категории: это либо подготовка (setup), либо шутка (punchline). В идеале подготовка сама является шуткой. Почему в стэндапе нельзя рассказывать анекдоты — слишком долгая, непростительно долгая подготовка.

• Писать для стэндапа очень просто. Все, что нужно — это отказаться от желания писать смешно сразу. Сначала вы просто пишете что пишется, а потом просто редактируете это до тех пор, пока у вас не будет по шутке в каждом предложении. Все остальное вы удаляете. Нещадно. Для того, чтобы писать смешно не нужно иметь потрясающего чувства юмора — можно обойтись дисциплиной.

• Вы сами не знаете, что такое «смешно». Вы не знаете! Вам нужно прочитать это вслух кому-то, чтобы понять, смешно это или нет. Если аудитория смеется — это смешно. Если нет — не смешно. Не смешной может быть текст или подача, но что конкретно — это вам нужно разобраться самому. И если вы решаете, что виноват текст — то вы просто удаляете его.

• «Логических переходов» вы не делаете. Вообще. Это не обязательно. Если вы вставляете несмешное предложение чтобы перейти от одного к смешного к другому — вы просто разбавляете ваш материал водой. Никому это не нужно. В крайнем случае, можете пошутить про белочку, а потом сказать «так вот, это очень похоже на армию» и перейти к армии.

• Как всегда, у вас должен быть четкий ответ на вопросы «кто я», «где я», «чего я хочу», «какова моя позиция». Это то, что формирует вас комический персонаж и это то, над чем вы реально работаете всю жизнь: над шлифовкой своего собственного стиля. Это самое интересное, самое сложное и самое важно — это ваш брэнд, это ваша дифференциация. Материал у вас могут скопировать — стиль, индивидуальность скопировать невозможно.
Tags: comedy, personal development
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments