Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Камбоджа

Ну что же. Пробег по маршруту Москва — Сием Риеп — Пном Пень — Суануквилль — Сайгон — Москва объявляется завершенным. Путевые заметки с фотографиями (по большей части, правда, не моими) под катом.



Дорога

В Камбоджу нет прямых рейсов, так что лететь пришлось транзитом через Вьетнам. Перелет во Вьетнам — 12 часов. Если вы никогда не летали во Вьетнам, вам может быть трудно понять, что это такое. Но если хотите получить представление, сделайте так: сядьте в кресло, крепко-крепко сожмите голову двумя руками и сидите так 12 часов. И при этом представляйте, что вам все время непрерывно показывают фильмы на вьетнамском языке. Когда 12 часов пройдут, вставайте — вы почувствуете себя как во Вьетнаме!

Вот вы улыбаетесь, а стюардессы на вьетнамских авиалиниях никогда не улыбаются. Потому что они на работе, а работа — дело серьезное. Нет... они ходят по проходам и повторяют как роботы на ломаном английском "Care for tea? Care for tea? Care for tea?". Я сомневаюсь, что они понимают в этой фразе хоть одно слово кроме может быть "tea".


Сием Риеп

Сием Риеп — город-спутник Ангкорского археологического парка. Пристройка с великому прошлому. Археологический парк — это действительно парк. Ну, как Царицыно. Только побольше. И строения такие же, как раньше были в Царицыно. Романтические развалины. Только побольше. Очень здоровые постройки на очень здоровой площади. Настолько здоровой, что передвигаться пешком по этому парку практически не имеет смысла. Мы ездили на машине.

Живности в парке не много: слоны, макаки, птицы. Видите на картинке ров? Там раньше жили крокодилы. Мы спрашиваем у местного: а больше нет? Нет, говорит. Точно? Точно. Почему так уверен? Да как же, говорит. Крокодил — это очень дорого. Даже пословица есть: «Увидел крокодила — увидел деньги». Поубивали их всех, сердешных.

А храмы очень, невероятно красивые. Особенно Баойн. В моем детстве была такая игрушка: The Treasure of Usas. Оказывается, все это время я мечтал в нее попасть. Попал. Все было бы чудесно, если бы не одно «но». Огромное, чудовищное количество туристов, в основном из Южной Кореи и Японии. Их в игре, помню, не было. Да и в жизни-то я никогда столько туристов не видел. Даже в Ватикане их меньше. Их столько, что они начинают представлять достопримечательность сами по себе. Становится не до храмов. Говорят, за два года их количество выросло в полтора раза. Будет расти и дальше.

Очень по-идиотски организованы экскурсии, во время которых всех водят по трем стандартным маршрутам: Байон и вокруг него, Та Пром и Ангкор Ват. Там непротолкнуться. Нет, на самом деле можно протолкнуться. Если не ходить там, где ходят все. Храмы огромные, можно найти места, где вообще никого нет. Особенно если полезть на самый верх за надписи «не лазить».

Но стоит только попасть на туристическую «муравьиную тропу»... вас сносит потоком. Такое обилие туристов здесь невероятно раздражает. В Риме около фонтана Треви тоже толпа. Но это, знаете, Рим. Европейская столица. А тут летишь черт знает куда за тридевять земель... и то же самое.

Если вы все-таки решитесь ехать туда, то я очень рекомендую приезжать рано-рано-рано утром, на рассвете. Байон еще реально посмотреть в обед, где-то между часом и двумя. На обед всех тоже везут в одно и то же время.

Но вообще, знаете, малопосещаемые храмы тоже красивые. На меня произвел очень большое впечатление Преа Хан. Пожалуй, лучшее из всех: я даже вернулся специально и провел в нем около часа. Отличное место, очен сильное. Хотя Ангкор Ват — это, конечно, Ангкор Ват.

Бонус-трек: Надпись на стене бара в Сием Риепе: "Angkor What?"

***

Пномпень

Пень — это фамилия. Фамилия вдовы, которая нашла в выплывшие из реки Меконг четыре статуи Будды, и, как полагается, поместила их на насыпанный холмик («пном»). Вокруг этого холмика и возник город с миллионным населением. Плыли мы в Пномпень на лодке через озеро Тонле Сап — здоровое такое озеро, чуть больше озера Тити-Кака, и потом по реке Меконг...

По реке плыть интересно: плывем неспеша, ландшафт периодически меняется, попадаются разные забавные картинки. По озеру плыть весело: лодка идет быстро, то водой заливает, то солнце палит. Есть есть хороший шанс простудиться и сгореть одновременно, которым мы блестяще воспользовались. Конечно, это если ехать на крыше. Ну а где еще ехать, не внутри же с местными... Во-первых, это скучно, а во-вторых, там и мест-то нет...

Достопримечательностей в Пномпене не много. Исторический музей — первый виденный мною музей, где в окнах не было стекол. Вообще. Те окна, что веду наружу закрыты наглухо ставнями, а те, что ведут во внутренний двор просто пустые. Экспонатов не много и взяты в основном из храмов Ангкора. Было бы, конечно, очень круто расставить их все обратно на свои места. Понятно, что нельзя: сопрут их там. Но было бы круто.

 Вторая достопримечательность — Русский рынок. Русский — потому что тут в свое время отоваривалось все советское посольство. Когда мы зашли в него, мы подумали, что это похоже на вьетнамский рынок в Москве (наверное, я очень давно не был на рынках). Но первое впечатление оказалось обманчиво. На этом рынке продают не только текстиль, местную и европейскую одежду, но и запчасти, драгоценности, двд-диски... и сувениры — довольно точные копии местных музейных экспонатов. Экспонатов в музее, как я уже писал, не много, поэтому и тут разнообразия тоже не много. Но что-то закупить удалось.

Еще мы сходили в тюрьму Туол Сленг, музей геноцида. В путеводителе было написано, что «музей производит гнетущее, тягостное впечатление». Я не мог бы сказать лучше! Я не был в Аушвице, но думаю, ощущение похожее.

Вот ведь Пол Пот, а? Убил по оценкам полтора миллиона камбоджийцев — умер под домашним арестом. Какое достижение для массового убицы! А в чем секрет успеха? Убивал своих собственных людей (всем остальным было, на это похоже, наплевать). Но потом начал войну с Вьетнамом и стал убивать людей по соседству. Вот это уже была ошибка. Неужели пример Гитлера ничему не научил?

После гражданской войны в Камбодже осталось огромное количество оружия. Это заметно в двух местах: в уличных плакатах типа «сдавай ружжо, больше не понадобится» и в туристических аттракционах «постреляй из оружия стран мира». Shooting range, тир под открытым небом. Поехали? Да поехали. Да, мы идиоты. Ничего умнее, чем ехать под вечер в компанию вооруженных камбоджийцев мы не придумали. Но все оказалось достаточно безопасно и даже цивилизовано. Тебе дают заламинированное меню с десятком автоматов и десятком пистолетов. Недешево: один выстрел в районе доллара. Зато постреляли из Узи, 22-миллиметрового Ругера и ТТ. Очень хотелось пострелять из М16, но у них не было патронов.

Народ, кстати, вокруг производит впечатление очень спокойного, как они тут устроили столько геноцидов и гражданских войн, я не понимаю. Такое ощущение, что им сказали: «надо бы повоевать» — ну они и пошли воевать. Потом сказали: «Хватит» — они перестали. Правительство они свое любят, оно «хорошее», несмотря на то, что по коррумпированности Камбоджа занимает одно из первых мест в мире. Потому что после геноцида почти любое правительство, которое не устраивает нового геноцида — хорошее.

Сиануквиль

Сам Суануквиль — жуткая дыра, сонный городок на побережье. Если вас не интересуют пляжи, то единственный смысл туда ехать — это посмотреть на Снэйк-Хаус, русскую базу в Камбодже. Приехали мы под вечер. Снэйк-хаус произвел очень хорошее впечатление. Гостиница-гестхаус, ресторан, тут же же маленький частный зоопарк: змеи — штук 50 со всего мира, птицы, черепахи, крокодилы. Чего бы мы хотели? Мы бы хотели в джунгли. Зачем? Ну так, интересно... На острова? Да, можно и на острова. Мы поехали на остров Кох Ронг.

Скажите, можно ли пойти в джунгли без проводника, GPS, компаса и карты? Мы пошли. Нет, проводника нам дали. Правда, он оказался профессиональным дайвером и в джунглях до этого ни разу не был. А, чего, остров небольшой, на нем тропинки. Не заблудитесь. Остров, действительно, небольшой. Ну, может квадратный километр. Ну гора на нем, метров 300. В общем, в какой-то момент мы сошли с тропинки и заблудились. Мы видели очень много чего. Мы шли через сплошные заросли растений, у которых черпал вдохновение изобретатель колючей проволоки. Мы прорубались дайверским ножом через лианы.

Мы прыгали по камням в русле горного ручья, где камни были покрыты таким скользким мхом, что просто не описать. Идущий впереди падает и предупреждает, что камень очень скользкий, но это ничего не передает. Все равно все падают за ним. Мы шли через засеку, оставленную нелегальными лесорубами, где фактически приходится идти по веткам поваленных деревьев, некоторые из которых слишком тонки, чтобы выдержать твой вес, а под ними — метр до земли. Как мы не переломали себе там ноги, я не понимаю. Мы шли через мангровые болота. Мы шли прямо по руслу реки, по колено в воде — когда стало ясно, что солнце заходит и надо срочно выходить на побережье, где нас должна была ждать лодка. И мы вышли. Нам невероятно повезло, что лодка действительно ждала нас именно там, где мы вышли. Это было реальное приключение. Спасибо людям из Снэйк-Хауса, что они не дали нам проводника, компаса, карты и GPS.

Бонус-трек: сон в гамаке — это неудобно. Может быть не так неудобно, как секс, но все равно довольно неудодно. Особенно, когда ночью идет дождь. В тропиках.

***

Накануне в гестхаусе было еще одно приключение. Во втором часу ночи мы обнаружили, что в нашем прямо скажем, не королевских размеров номере, живет мышь. Обнаружил я ее на гардине, это метра два с половиной над землей. Оттуда она была согнана, после чего началась веселуха. Я пытался выгнять мышь за дверь, а она этого явно не хотела. Мышь демонстрировала просто чудеса маскировки, скорости перемещения и прекрасного знания местности. Временами казалось, что она просто уходит в гиперпространство, а потом появляется оттуда неким мистическим образом.

Единственный способ найти ее снова был такой: выключить свет и дождаться, пока она не начнет шуршать (а если не начнет, то я просто усну и проблема решится сама собой), после чего найти ее по звуку. Я делал это раза три. Я находил ее в ящике стола, откуда она невероятно эффектно выпрыгивала. Я находил ее в шкафу, где гремела вешалками. Я находил ее во внутренностях небольшого холодильника. В общем, это был полный рататуй. Через час я знал местность не хуже, а где-то даже и лучше мыши. Я знал все ее основные маршруты и укрытия. В итоге мне удалось зажать ее за кроватью, откуда после небольших приготовлений она была с успехом выгнана из номера по тщательно спланированному маршруту.

Сайгон

Сайгон — столица Южного Вьетнама. Бывшая. Сегодня Южного Вьетнама нет и Сайгона нет. А его Хо Ши Мин Сити. Правда, на авиабилетах все равно пишут SGN. И на некоторых офисах: Saigon Branch. И местные тоже часто говорят — Сайгон. Но официально никакого Сайгона не существует.

Когда-то давным-давно, лет 25 назад во Вьетнам в турпоездку поехал мой дед. Он привез оттуда коническую соломенную шляпу, палочки для еды (которые ни разу не были использованы по назначению) и еще чего-то по мелочи. В те времена казалось, что он съездил на другую планету. Так что в каком-то смысле посещение Вьетнама для меня было сродни посещения могилы деда. Намного веселее, к тому же.

Вьетнам — очень богатая страна по сравнению с Камбоджей. Прото невероятно богатая. Единственное, что их роднит в плане бедности — это своеобразная форма скрытой безработицы, когда на улицах к тебе пристают толпы людей с вопросом "матабай, сё?" (motorbike, sir). Я удивлен, что вьетнамско-камбоджйская промышленность до сих пор не освоила выпуск маек с надписью "No motorbike", они бы пользовались спросом среди туристов. Во всем остальном разница очень заметна. Вьетнам — это современные здания, офисы западных компаний, бутики со взрослыми ценами. Цивилизация.

Во Вьетнаме у меня была встреча с почитателем моего таланта, главой местного отделения одной консалтинговой компании, которая делает тренинги для банков. Очень забавно пообщались: я ему сделал презентацию, он меня накормил роскошным вьетнамским ужином. Может быть, я что-то сделаю для них в будущем, но только из Москвы — летать туда, конечно, далековато. А чего, говорит мне Куонг (так его зовут), давай, перебирайся к нам. Будешь тут тренинги вести, у нас бум на рынке, всем нужны тренинги. Найдешь себе местную девушку, они любят экспатов... Нет, наверное, все-таки не в этот раз. Поеду-ка я домой. До свидания, Сайгон, до новых встреч.

Бонус-трек: В аэропорту Сайгона рядом с английским словом "telephone" написаны на вьетнамском два слова, ни одно из которых не имеет с со словом «телефон» никакого видимого сходства. Либо у них очень странные правила романизации, либо они на самом деле называют эту штуку «говорящая коробка».

Бонус-трек-2: А это в аэропорту Пномпеня.

Tags: lytdybr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments