Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

Путевые заметки - часть первая.

Первая часть заметок о Путешествии. Писал больше для себя, чтобы переваривалось лучше, поэтому о литературно-художественных достоинствах говорить не приходится. Фотографий нет -- это надо отдельно делать и не уверен, что это хоть что-нибудь исправит.

Итак... День первый: перелет.

"День", это, на самом деле некоторая условность. До Перу лететь очень долго, пересекая экватор и несколько часовых поясов. Причем довольно долгое время мы летели как раз по границе дня и ночи, вслед за уходящим солнцем, так что через некоторое время уже совсем перестало быть понятным, какой сейчас день и сколько сейчас времени. Лучшая демонстрация условности временных измерений, из всех организованных для меня до сих пор. Когда говорят, что для здоровья нужно вставать или ложиться во столько-то меня всегда интересовало: по какому времени, летнему или зимнему? А если я живу на границе часовых поясов? Эти люди понимают, что эти границы условны? Между Москвой и Нижним Новгородом 400 километров. Очевидно, что в Нижнем солнце встает раньше. А часовой пояс один. Как быть? Впрочем, ладно. У нас был довольно сложно организованный перелет. Мы летели до Франкфурта Аэрофлотом, затем от Франкфурта до Рио бразильской компанией Varig, а из Рио в Лиму с промежуточной посадкой в Сан-Паоло. Перелет до Франкфурта - обычный европейский перелет, ничего особенного, как до Лондона. На выходе из самолета мы познакомились с удивительной девушкой Олей, с которой нам было по пути до Рио, а конечным пунктом ее путешествия был бразильский город Манас. Летела она - внимание - из Магадана!!! Экономист в какой-то государственной геодезической конторе, в прошлом году она попала на какую-то профильную геодезическую выставку в Каннах. Там она познакомилась... я точно не помню, но список был примерно такого типа: 40-летний итальянец, 50-летний француз и 29-летний бразилец. Все звали ее к себе в гости, она выбрала бразильца. Для нее, видимо, Европа и Бразилия находятся на примерно одинаковом расстоянии: чертовски далеко. Я лично не представляю, что такое для человека из Магадана полететь в Бразилию на два месяца жить к малознакомому человеку. А вы?

Трансатлантический перелет прошел совершенно незаметно. Мы просто заснули, а когда проснулись было уже полтора часа до посадки в Рио. На подходе попали в болтанку, немножко потрясло, но в целом полет прошел удивительно спокойно, обыденно и легко. Аэропорт в Рио ничем особенным не поразил, кроме скорости, с которой в магазине исчезают из продажи выбранные солнцезащитные очки. В. решил купить себе новые очки, нашел нужные и пошел в соседний магазин чтобы посмотреть, нет ли там чего получше. Ничего получше там не оказалось, более того, когда он вернулся обратно, то выяснилось, что в 5 часов утра местного времени за 5 минут кто-то успел купить именно эти очки.

Перелет через американский континент запомнился, пожалуй, больше всех остальных моих перелетов вместе взятых. Мы летели на Андами, облачность была практически нулевая и все было видно. Вулканы и разломы, живые и высохшие озера, следы какой-то непонятной моему уму геофизической активности. Зеленые пятна (чего?) выглядевшие так, как будно кто-то налил на стол зеленой краски и она выпукло застыла на нем. Невероятная красота и пустота. На много тысяч километров – никаких следов активности человека. Только дороги иногда попадаются, но по ним никто никуда не едет. На фиг никому не нужно.

Читал Дали, «Дневник одного гения». Единственная разница между мной и сумасшедним, говорил Дали, состоит в том, что я – не сумасшедший. Очень познавательное чтиво, рекомендую. Как минимум, вы поймете, что наиболее существенная разница между вами и Дали состоит в том, что вы – не Дали.

Приземлились в Лиме мы с опозданием на полчаса. Еще полчаса у нас ушло на прилетные формальности: выяснилось, что в самолете нам не выдали для заполнения иммиграционную карту. Выяснилось это в момент подачи паспорта на пункт паспортного контроля. Мы были единственные такие. Еще один забавный эпизод: во Франкфурте В. вспомнил, что забыл запереть на замок сумку с дорогущей камерой, которую он сдал в багаж. После ряда безуспешных попыток получить свой багаж, один из служащих авиакомпании сказал, что лично запрет сумку специальной пластиковой тесемкой. В Лиме выяснилось, что закрыл он не сумку В., которая так и пропутешествовала через полмира полуоткрытой, а мою сумку, которую я тоже забыл запереть. Так или иначе, перелетели без потерь, если не считать разбившегося в меня флакона с Paul Smith Extreme. Сумка теперь пахнет очень по-английски.

***

День второй: Лима.

Для простоты и логики будем считать, что второй день начался после принятия в номере душа и выхода в Лиму. Нас поселили в милой гостинице недалеко от берега океана. Первое что мы сделали – это дошли до него. Наверное, трудно было ожидать от нас чего-то еще. Не понимаю, почему океан обладает таким притяжением, ну чего в нем, казалось бы. Ну вода, ну много ее. Но смотреть на него почему-то приятно. Я никогда не видел до этого Тихого океана. Не могу сказать, чтобы он хоть сколько-нибудь отличается от Атлантического. А вот сверху - отличается и довольно сильно. На подлете было видно, что отличается цвет океана... точнее, цвета океана. Синий, ярко-зеленый, бордовый и даже бежевый. Не знаю, как так получается, то ли мелко там и дно с водорослями просвечивает, то ли еще что. Но красота нереальная.

Тем временем солнце зашло – в тех широтах его как будто выключают в шесть-семь вечера. Зимой и летом длина светового для здесь примерно одинаковая. Мы попали в конец осени, и в первый же день обожгли на солнце лица и шеи. Stupid fucking white people. Что еще про нас можно сказать? В остальном акклиматизация идет вполне сносно. Смена часовых поясов ощущается не так сильно, как в Штатах: просто часов в 10-11 (4 утра по Москве) начинает дико хотеться спать. Но если не позволить себе свалиться тут же – то можно продержаться еще пару часов. Но об этом мы узнали только на следующий день. А в этот день мы свалились.

***

День третий: Лима.

С утра пошли по знакомому уже маршруту: к океану. На этот раз спустились до кромки воды, а особенно талантливые умудрились даже помочить в океане свои сапоги кроссовки в океане, не имея при этом ни малейшего намерения делать этого. Волны тут сильные, серферов до черта. Для них раздолье, хотя океан холодный.

Вторая половина дня: экскурсия по городу. Русскоговорящий перуанец с невероятным именем Сикстьо, возил нас по всему – довольно большому, как оказалось – городу Лима. Национальная особенность: множество «парков любви», где, насколько мы разобрались, принято знакомиться и выгуливать уже знакомых. Посреди главного парка – огромная статуя полулежащих целующихся индейцев. Не уверен, что они вообще целовались до появления европейцев, но на памятнике решили изобразить все-таки их.

Здоровенные полуразрушенные пирамиды из камня воздушной сушки, прямо посередине города. Снаружи выглядит очень впечатляюще, внутрь зайти не успели. Собственно, кажется, весь «нутрь» там снаружи. Но было бы интересно полазить. Хотели вернуться. Не вернулись.

Главная площадь, дворец президента с двумя флагами: республиканским и империи инков в виде полосатой радуги. Огромный кафедральный собор, колониальные здания с деревянными балконами, бесконечные голуби и не менее бесконечные туристы со своими камерами и путеводителями. Немцы, итальянцы, японцы, много японцев. Нас почему-то принимают за немцев.

Поразил монастырь ордена францисканцев, Сан-Франциско. Поразил прямо начиная со входа: на площади прямо за воротами стоит сцена для рок-концертов. Что там играют я не очень понимаю, словосочетание «христианский рок» мне кажется оксюмороном. Потом внутри -- три креста с двумя повешенными. Иисуса, причем, посередине не оказалось. Толи уже сняли, то ли еще не повесили. Потом катакомбы монастыря: кости, кости, кости. Много костей. Рассортированных по размету, уложенные в красивые геометрические узоры с черепами посередине. Не очень понимаю, что за фетиш такой. Но впечатление произволит чертовски сильное.

Музей золота инков и музей оружия, в одном здании. Музей частный, и это заметно. Кажется, это самый большой частный музей, который я видел в своей жизни. Богатый врач начал собирать коллекцию золотых украшений инков, тиуанаку, паракас, и других до-инковских цивилизаций. Постепенно коллекция росла, он стал показывать ее друзьям. Друзья стали делать ему подарки. Сейчас это одна из крупнейших коллекций золота, керамиики и оружия. От инков там мало, как говорил Сектьо, «инки это всего два процента нашей истории». Но зато много всего остального. Невероятные украшения для носа и ушей, красивейшие ожерелья, керамика самой разнообразной формы и самого невероятного предназначения (типа чайников с двумя носиками) огромное разнообразие «туми» - ритуальных ножей полукруглой формы, черепа людей, переживших трепанацию, с вставленными серебрянными пластинками, черепа с кварцевыми зубами, мумии мужчин, женщин и детей... много всего. Потрясающая коллекция оружия, причем довольно бардачно огранизованная, но от этого очень милая и даже какая-то домашняя. Аркебузы, мушкеты, револьверы, пистолеты. Оружие Германии второй мировой войны, подаренное анонимными нацистами, бежавшими в Южную Америку. Манекен в форме советского подполковника войск связи. Японские катаны и ваказаси. Сотни стремян всевозможной формы. Чего там только нет! Только вот времени было мало. За нами по пятам ходил смотритель и выключал свет.

Большая проблема с языком. Здесь почти никто не говориит по английски, за пару дней нам попался только один официант, который сносно владел языком. Мы разговорились и оказалось, что он служил матросом на торговом судне и плавал в Европу. В том числе, однако, в Санкт-Петербург и даже был однажды в Москве, когда заболел в Питере и его там не смогли вылечить собственными силами. Забавный парень, редкое исключение. Максимум, что могут сказать большинство местных – это цифры, что сколько стоит. И то не всегда.

Вечером пошли в ночной клуб, который был найден нами в путеводителе. Вход туда стоил 30 солей – безумные деньги, почти 10 долларов. В этом клубе я первый раз в жизни увидел живого человека, женщину, в прозрачных пластиковых туфлях на платформе и высоком каблуке, то, что по-английски называется clear heels. Я раньше думал, что такую обувь носят только сотрудницы порно-индустрии, причем только в рабочее время. Оказалось, был не прав. Там, вообще, много было интересных моментов, но это надо было видеть. Умолчу.

***

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments