Алексей Каптерев (kapterev) wrote,
Алексей Каптерев
kapterev

В ответ на статью Ротбарда The Hermeneutical Invasion of Philosophy and Economics:

Давно хотел написать, да все никак не мог собраться. Совершенно бредовый, реакционный текст. Просто плакать хочется, ощущение такое, что человек а) не понимает разницы между наукой и искусством и б) не понимает ни ... из того, что произошло в мире в последние 40 лет. Девиз текста (и, видимо, Ротбарда) - назад, в пампасы! Ребят, поздно, все. Постмодернизм уже случился. Его нельзя игнорировать. И эта кондовая объективистская критика не проходит. Посмотрите вокруг. Вы что думаете, когда все это только появилось, объективисты так не ругались? Ругались, и это совершенно не помешало постмодерну завоевать наиболее цивилизованную и думающую часть мира. Ну то есть вообще.

И кстати говоря. Всем, кто любит повспоминать "старые добрые времена" середины позапрошлого века: это уже было и в таком точно виде этого не будет больше никогда. Это объективный факт. Примите это. Возврата к прошлому нет, от "старых времен" ушли, потому что они серьезно не устраивали кого-то, причем этот кто-то был либо очень силен, либо очень многочисленен, либо и то и другое сразу. Задача состоит не в том, чтобы уйти от постмодернизма, и вернуться в модерн или, не дай бог, в премодерн, как хотелось бы некоторым - это путь в никуда. Задача в том, чтобы осознать постмодерн как этап и перейти от деконструктивизма к конструктивизму. Деконструктивизм провозглашал субъективизм и конец истории, а наша задача состоит в том, чтобы на основе интерсубъективизма собрать воедино куски разделяемой реальности и продолжить развитие дальше. Собираение таких кусков - в интересах всех, поскольку чем больше разделяемой реальности, тем больше общественного сотрудничества, тем больше, в конечном итоге, благ, как материальных, так и культурных.
To the hermeneutician, truth is the shifting sands of subjective relativism, based on an ephemeral "consensus" of the subjective minds engaging in the endless conversation. But the worst thing is that the hermeneuticians assert that there is no objective way, whether by empirical observation or logical reasoning, to provide any criteria for such a consensus. Since there are no rational criteria for agreement, any consensus is necessarily arbitrary, based on God knows what—personal whim, charisma of one or more of the conversationalists, or perhaps sheer power and intimidation. Since there is no criterion, the consensus is subject to instant and rapid change, depending on the arbitrary mind-set of the participants or, of course, a change in the people constituting the eternal conversation.
Дорогой друг Ротбард (если бы ты был жив), поверь, никому на ... не надо так себя вести. Это просто не выгодно, это не окупается, если ты сам еще не заметил. Ты попробуй, убедишься сам очень быстро. Люди просто перестанут с тобой дело иметь, вот и все.

Я согласен, что для осуществления общественного взаимодействия необходима единая аксиоматика. На основании которой возможны и эмпирические наблюдения, и логические выводы. Я согласен, что людей, нарушающих эту аксиоматику в реальном, физическом мире нужно изолировать. Потому что общество - это договор, хочешь жить в нем - изволь соблюдать его. Но с тем, что эта аксиоматика должна быть предметом какой-то веры, данной нам кем-то на веки вечные, я не согласен категорически. Аксиоматика - как конституция, должны быть механизмы ее смены. Универсальные категорические императивы Канта не нашлись до сих пор потому, что в таком виде их просто не существует. Мы нашли истину, а завтра она поменялась. Именно так устроен мир, в нем нет ничего постоянного. Не существует никакой постоянной "природы человека". А знаете почему? Because evolution is not over.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments